Друк
Розділ: Земляцтва регіонів України

Первый в мире космонавт во втором поколении Сергей Волков из ЧугуеваВолковы - первая семья в мире, которая продолжает традицию полётов в космос во втором поколении

Правление «Землячества донбассовцев» Москвы с большой гордостью и радостью сообщает, что 8 апреля 2008 года на Международную космическую станцию стартовал космический корабль «Союз ТМА-12». Экипаж возглавляет потомственный космонавт Сергей Волков - сын первого вице-президента Землячества донбассовцев.

Мы поздравляем членов Землячества Волкова Александра Александровича и Волкову Анну Николаевну с замечательным подвигом их сына и рождением первой семьи, которая продолжает традицию полётов в космос во втором поколении.

Желаем экипажу и его командиру Сергею Александровичу счастливого полёта, выполнения намеченной программы, а также удачного возвращения на родную Землю.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

P.S. 1 апреля 2008 года, ровно за неделю до космического старта второго космонавта семьи Волковых, Сергей Александрович Волков отметил свое 35-летие. А через месяц - 27 мая 2008 года он на орбите будет отмечать другой юбилей – 60-летие своего отца Александра Александровича Волкова. Первого летчика-космонавта семьи Волковых, который трижды стартовал с космодрома Байконур, провел в космосе 391 сутки 12 часов и установил абсолютный рекорд по суммарному налету среди космонавтов родом из Украины.

Члены землячества Лунёв , Попова  и Волков

Волков Александр Александрович

Волков Сергей Александрович

Звездный городок. Семья провожает Александра Волкова в его первый космический полет. Сергей — третий. 1985

Экипаж на предполетной пресс-конференции

Экипаж космического корабля Союз ТМА-12

На снимках: Первый в мире космонавт во втором поколении Сергей Волков из Чугуева. Члены правления Землячества донбассовцев города Москвы Лунёв Николай Стефанович, Герои Советского Союза Попова Надежда Васильевна и Волков Александр Александрович. Волков Александр Александрович. Волков Сергей Александрович. Звездный городок. Семья провожает Александра Волкова в его первый космический полет. Сергей — третий. 1985. Экипаж на предполетной пресс-конференции. Экипаж космического корабля «Союз ТМА-12».

Дополнительно:

ВОЛКОВ Сергей Александрович

ДАТА И МЕСТО РОЖДЕНИЯ: 1 апреля 1973 г., г. Чугуев, Харьковской области, УССР (Украина).

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: украинец.

ОБРАЗОВАНИЕ:

июнь 1990 г. - окончил 11 классов средней школы им. В.М. Комарова в Звездном городке, Московской обл.;

октябрь 1995 г. - окончил Тамбовское ВВАУЛ им. М.М. Расковой по специальности «Командная, тактическая бомбардировочная авиация».

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДО ЗАЧИСЛЕНИЯ В ОТРЯД КОСМОНАВТОВ:

с 5 марта 1996 г. - летчик, с 30 апреля 1996 г. - помощник командира корабля авиационной эскадрильи управления и ретрансляции 353-го авиаполка особого назначения 8-й авиадивизии особого назначения (Чкаловская дивизия);

ДАТА ПРИХОДА В ОТРЯД (№ НАБОРА, ДАТА):

28 июля 1997 г. - решением ГМВК рекомендован к зачислению в отряд космонавтов ЦПК ВВС (12-й набор);

26 декабря 1997 г. - приказом МО РФ зачислен кандидатом в космонавты-испытатели РГНИИЦПК им. Ю.А. Гагарина;

с 22 декабря 1999 г. - космонавт-испытатель.

КЛАССНОСТЬ: военный летчик 3 класса (1995 г.).

СЛУЖБА В ОТРЯДЕ КОСМОНАВТОВ:

16 января 1998 г.- 26 ноября 1999 г. - общекосмическая подготовка;

1 декабря 1999 г. - решением МВКК присвоена квалификация космонавта-испытателя;

с 5 января 2000 г. - готовится в составе группы по программе МКС.

СТАТУС НА ТЕКУЩЕЕ ВРЕМЯ:

1998 г. - капитан, космонавт-испытатель.

2008 – подполковник, командир корабля "Союз ТМА-12".

http://www.gctc.ru/biogr/default.htm

Сергей Александрович Волков (1 апреля 1973, Чугуев, Харьковская область, Украина) — российский лётчик и космонавт. Сын космонавта Александра Волкова. Подполковник ВВС РФ. Первый в мире космонавт во втором поколении.

В 1990 году Сергей Волков окончил среднюю школу в Звездном городке. В 1995 году окончил Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков имени Марины Расковой.

28 июля 1997 года Сергей Волков зачислен в отряд космонавтов. В ноября 1999 года окончил двухгодичный курс подготовки космонавтов, ему была присвоена квалификация — космонавт-испытатель.

С сентября 2001 по февраль 2003 года проходил подготовку в качестве командира корабля «Союз ТМА»

Сергей Волков был дублером первого космонавта Бразилии Маркоса Понтеса, который совершил космический полёт на корабле «Союз ТМА-8» с 30 марта по 8 апреля 2006 года.

Предварительное решение о назначении Сергея Волкова командиром 17-й долговременной экспедиции МКС было принято в августе 2006 года совместно Роскосмосом и НАСА.

6 ноября 2007 года Сергей Волков был утвержден командиром корабля «Союз ТМА-12» и 17-й экспедиции МКС. Старт корабля «Союз ТМА-12» назначен на 8 апреля 2008 года. В состав экипажа «Союза ТМА-12» были включены Олег Кононенко и первый космонавт из Южной Кореи Ко Сан. 10 марта 2008 года вместо Ко Сана в экипаж была назначена Йи Сойон.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Волков%2C_Сергей_Александрович

ВОЛКОВ Александр Александрович

Родился 27 мая 1948 г. в г. Горловке Донецкой области.

В 1966–1970 гг. – курсант Харьковского ВВАУЛ имени Грицевца. С 1970 по 1976 гг. служил летчиком-инструктором 810-го учебного авиационного полка Харьковского ВВАУЛ.

23 августа 1976 г. А. А. Волков был зачислен в отряд космонавтов. Прошел подготовку в Ахтубинском Центре подготовки летчиков-испытателей (ЦПЛИ). Получив квалификацию «Летчик-испытатель 3-го класса», Александр Волков вернулся в Звездный городок и с октября 1977 по сентябрь 1978 гг. проходил общекосмическую подготовку в ЦПК имени Ю. А. Гагарина.

30 января 1979 г. А. А. Волков был назначен на должность космонавта ЦПК ВВС. После этого, до июня 1981 г. он вновь проходил подготовку в ЦПЛИ, получив в результате квалификацию «Летчик-испытатель 2-го класса». За время профессиональной деятельности им освоено более 40 типов самолетов и выполнено 120 парашютных прыжков.

С января 1982 г. Волков проходил подготовку в составе группы космонавтов по программе «Буран», но в сентябре 1984 г. был включен в основной экипаж для полета на орбитальную станцию «Салют-7» вместе с В. В. Васютиным и В. П. Савиных в качестве космонавта-исследователя.

17 сентября 1985 г. А. А. Волков впервые стартовал в космос в качестве космонавта-исследователя на борту корабля «Союз Т-14» вместе с В. В. Васютиным и Г. М. Гречко. После недельной пересменки Джанибеков и Гречко вернулись на Землю, а на станции остался основной экипаж – Васютин, Савиных и Волков, собравшийся на орбите в первоначальном составе. Космонавты приступили к выполнению полета, посвященного в основном исследованиям и экспериментам в интересах министерства обороны.

21 ноября 1985 г. экипаж вернулся на Землю. Так не совсем удачно прошел первый полет А. Волкова.

Далее – А. А. Волков – инструктор-космонавт, а с июля 1988 г. – заместитель командира отряда космонавтов ЦПК ВВС по политической части. 11 января 1991 г. он становится командиром отряда, оставаясь в этой должности более семи лет.

В 1986–1988 гг. Александр Волков готовился к новому полету, но теперь на станцию «Мир» и уже в качестве командира экипажа. Он последовательно прошел подготовку сначала в резервном экипаже, затем в дублирующем и, наконец, в основном экипаже.

Второй полет Александр Александрович выполнил с 26 ноября 1988 по 27 апреля 1989 гг. в качестве командира корабля «Союз ТМ-7» и станции «Мир» по программе ЭО-4. Планировалось пристыковать к «Миру» новый модуль «Квант-2», но из-за задержки с изготовлением его запуск был отложен. В результате, вместо того, чтобы принять модуль и сдать станцию следующей экспедиции, экипажу А. Волкова пришлось законсервировать «Мир» и вернуться на Землю.

В августе 1990 г. Александр Волков начал новую подготовку к полету на «Мир» вместе с А. Калери. Несмотря на занятость подготовкой, Александр Александрович находил и время, и силы для заочной учебы в Военно-политической академии имени В. И. Ленина, которую окончил с отличием в июне 1991 г.

В сентябре 1991 г. подготовка была завершена, и 2 октября 1991 года на корабле «Союз ТМ-13». А. А. Волков в третий раз стартовал на орбиту.

За три космических полета Александр Волков провел в космосе почти 400 суток, выполнил два выхода в открытый космос общей длительностью более 10 часов.

А. А. Волков – космонавт 1-го класса, военный летчик 1-го класса, летчик-испытатель 2-го класса. Награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина (1985), орденом Октябрьской Революции (1989), орденом Дружбы народов (1992), орденом Орла 2-й степени (1992) и медалями, а также двумя высшими наградами иностранных государств: французским орденом «Командор Почетного Легиона» (1989) и австрийским орденом «Большой Крест» (1992).

Александр Александрович женат на Анне Николаевне, которая работает библиотекарем в Доме космонавтов Звездного городка. В их семье два сына: Сергей (1973 г. р.), который теперь будет продолжать дело отца – он зачислен в отряд космонавтов, и Дмитрий (1979 г. р.).

ВОЛКОВА Анна Николаевна

Родилась 11 ноября 1950 г. на Украине, в Харьковской области, в семье учителей. В 1975 году окончила Харьковский институт культуры, работала в Чугуевском районном Доме культуры. После вступления в брак с офицером Советской Армии А. А. Волковым, в будущем ставшим летчиком-космонавтом СССР, трудовая деятельность Анны Николаевны стала полностью зависеть от места службы супруга.

С 1980 года по настоящее время работает в Доме космонавтов Звездного городка Московской области на должности заведующей библиотекой.

Имеет двух взрослых сыновей и четырехлетнего внука Егора.

http://donbassmsk.ru/proud/В

9 апреля 2008

Домой в невесомость

Утвержден экипаж очередной длительной экспедиции на МКС

19 марта Межведомственная комиссия утвердила состав основного и дублирующего экипажей МКС-17. Старт корабля "Союз ТМА-12" с Байконура намечен на 8 апреля. Полетит по-своему уникальный экипаж: ни командир экспедиции Сергей Волков, ни бортинженер Олег Кононенко еще ни разу не были на орбите.

В свое время руководители Центра подготовки космонавтов сообщили, что весной 2008 года будет проведен эксперимент - полетят два неопытных космонавта, которые "сидят на скамейке запасных" уже более 10 лет. Надо сказать, что корреспондент "РГ" впервые познакомился с Сергеем Волковым несколько лет назад: в ЦПК, где нынешний командир тренировался на тренажере российского сегмента МКС вместе с другими коллегами. Разговорились тогда о перспективах. Ведь Сергей Волков уже даже числился в дублерах - готовился лететь вместе с Сергеем Крикалевым. Однако все карты поломала гибель шаттла "Колумбия" - график экспедиций и состав экипажей вынуждены были пересмотреть, и звездный час молодого космонавта отложился на долгие пять лет.

Кстати, Сергей Волков, можно сказать, потомственный космонавт - он сын космонавта Александра Волкова, который провел в космосе 391 сутки 12 часов и установил абсолютный рекорд по суммарному налету среди космонавтов родом из Украины.

А вот бортинженер Олег Кононенко - авиаинженер, окончил Харьковский авиационный институт, работал на Самарском заводе "Прогресс", вошедшем в ГНП РКЦ "ЦСКБ-Прогресс» в должностях от инженера до ведущего инженера-конструктора. Космонавтом, как говорят, он стал с легкой руки Дмитрия Козлова, основателя ЦСКБ. "У Самары должен быть свой космонавт, - сказал Козлов в середине 1990-х. - И он у нее будет!"

"Наша концепция такова: если в составе основного экипажа один россиянин, он должен быть опытным, поскольку ему в одиночку предстоит работать на российском сегменте", - пояснил первый заместитель начальника ЦПК Валерий Корзун. Если же россиян двое, они могут быть и новичками.

Два дня Волков и Кононенко, а также их дублеры Максим Сураев и Олег Скрипочка доказывали экспертам, что к работе в космосе готовы. В свое время Алексей Леонов рассказывал, что при подготовке к полету ему довелось "пережить" до 3 тысяч (!) аварий.

- Сегодня не меньше, - замечает опытный космонавт Виктор Афанасьев, который четырежды работал на орбите. - Экстремальные ситуации задаются самые разные. При стыковке, например, обязательно - отказ автоматики.

На сей раз космонавтам пришлось не только отработать все детали полета - от старта до возвращения на Землю, но и устранить неисправность вакуумного насоса системы обеспечения станции воздухом, разобраться с причиной перерасхода топлива при работе двигательной установки служебного модуля "Звезда" и даже потушить пожар в "Звезде". Авария системы сближения и стыковки системы "Курс" была, естественно, тоже.

Вместе с россиянами экзамен сдавала аспирантка из Южной Кореи Сойон Йи, которая станет первым представителем своей страны в космосе и займет третье кресло в корабле "Союз". Надо сказать, что на полет в космос претендовали 36 тысяч южнокорейских граждан. Однако после жесточайшего конкурса отобрали лишь двух:

31-летнего сотрудника научного центра "Самсунг" Ко Сан и 29-летнюю кандидата наук из Корейской академии науки и техники Сойон Йи.

Руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов не возражал против решения министерства образования, науки и технологий Южной Кореи о замене утвержденного ранее космонавта Ко Сана на его дублершу. По его словам, замена произведена корейской стороной, это их право и целиком их решение. Кроме того, как было подчеркнуто 19 марта, целесообразность замены Ко Сана была вызвана в связи с нарушением им режима подготовки к полету.

- В нашей научной программе 47 экспериментов, в том числе четыре новых, - сообщил командир МКС-17 Сергей Волков. Но у экипажа хватит работы и помимо исследований. Так, им предстоит достроить японский модуль "Кибо", а также провести два выхода в открытый космос по российской программе.

Столь напряженная работа не пугает нашу молодежь: "Мы с Олегом работаем вместе более двух лет, знаем нюансы характеров друг друга, в том числе действия в нештатных ситуациях, - говорит Волков.

Орбитальная командировка основного экипажа 17-й экспедиции продлится полгода. Кореянка вернется на Землю 19 или 20 апреля вместе с Юрием Маленченко и Пегги Уитсон, которые работают на орбите с октября прошлого года. Третий член экипажа МКС-16 - американец Гаррет Рейсман, который несет орбитальную вахту с 13 марта, вольется в коллектив 17-й экспедиции почти на два месяца. Он должен вернуться на Землю на шаттле "Дискавери", старт которого запланирован на конец мая.

Наталия Ячменникова

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4616 от 20 марта 2008 г.

http://www.rg.ru/2008/03/20/kosmos.html

Впервые в истории: сын за отца в космосе

8 апреля полетел Сергей Александрович Волков. Через 16 лет после Александра Волкова

8 апреля с космодрома Байконур стартовал к Международной космической станции транспортный  космический корабль «Союз ТМА-12». Этот привычный в последние годы факт выглядит совсем в другом свете, если учесть, что командир экипажа, подполковник Сергей  Волков – сын космонавта Александра Волкова. Обозреватель «Новой газеты» Юрий Батурин специально для «Свободного пространства» взял интервью у отца и сына Волковых перед вылетом экипажа на Байконур.

…И тогда возникла первая в мире космическая династия.

У Тимофея был сын Александр. У Александра был сын, тоже Александр, он стал космонавтом. У Александра, космонавта, сын Сергей, как и отец, пошел в космонавты. С тех пор фамилия Волковы вошла в историю мировой космонавтики. Давно это было…

Примерно так будут лет через сто вспоминать былые, легендарные времена. Но о времени возникновения космической династии историки и исследователи космоса будут спорить, не приходя к единому мнению.

Действительно – когда?

Когда сын космонавта пришел в Отряд космонавтов, которым командовал отец?

Или – когда космонавт, сын космонавта, отправился в свой первый космический полет?

А может быть, много раньше, когда маленький сынишка будущего космонавта увидел и понял, что такое небо? Когда он влюбился в него благодаря отцу-летчику.

Найти ответ можно только у самих героев этой одновременно необычной и простой человеческой истории. Я беседую с Александром и Сергеем Волковыми по очереди, так что никто из них не знает, что ответил на мои вопросы другой. Впрочем, никакой тайны для них специально не делалось. Просто Сергей через несколько дней должен был улететь на космодром, сесть в космический корабль и отправиться на орбиту – работать. А сейчас у него экзаменационные тренировки, расписание очень жесткое, время расписано по минутам, встречаться с интервьюером ему приходится урывками. Другое дело –  Александр. После работы заедет в Отряд космонавтов, где когда-то – так же, как сегодня его сын, – готовился и сдавал экзамены, сядет за стол и начнет вспоминать…

Разговор с отцом о профессии и сыне

– Александр Александрович, ваш сын улетает в космос. Поговорим о нем, о космосе, о вас?

– Поговорим…

Справка

Летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, полковник Волков Александр Александрович родился в городе Горловка Донецкой области в 1948 году. После школы поступил и в 1970  году окончил Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков имени С.И. Грицевца. Остался там же летчиком-инструктором. В 1976 году зачислен слушателем-космонавтом в Отряд космонавтов Центра подготовки космонавтов Военно-воздушных сил. Выполнил три космических полета: в 1985 г. на орбитальной станции «Салют-7», в 1988-1989 гг. на орбитальном комплексе «Мир» и в 1991-1992 гг. вновь на «Мире». В 1991-1998 гг. командир Отряда космонавтов. Порядковый номер в Советском Союзе/России – 60, в мировой классификации – 183.

– Александр Александрович, понятно, что Сергей с детства рос в мире авиаторов. Расскажите, как произошло его первое реальное соприкосновение с авиацией? Так, что вы уже могли сказать: «Есть контакт!».

– В 1976 году я впервые надел на трехлетнего Сережу защитный шлем и посадил в кабину «МиГ-21»… Выпал тот редкий случай, когда моя жена Аня из-за какого-то неотложного дела доверила сынишку мне. А я, естественно, взял его с собой на аэродром – куда еще я мог его взять?

Вообще, когда к нам домой приходили мои товарищи-летчики, мы, как водится, быстро переходили к разговорам о работе. Сережа слушал с полуоткрытым ртом. А мы – «летали»!..

Я понял, что Сергей влюбился в небо, когда ему было лет двенадцать. Мы летели на Ту-134, служебном самолете нашей части. И ему летчики разрешили сесть в правое кресло и подержать штурвал в горизонтальном полете. Так что он еще подростком почувствовал, что такое штурвал в руках: он управляет самолетом! Добавьте сюда красивейший вид из кабины и подсвеченное закатным солнцем небо. Такие эмоции запоминаются на всю жизнь.

У моих сыновей – Сергея и Дмитрия – есть одинаковая личностная особенность: когда им что-то особенно удается или они чего-то очень хотят и я делаю им именно такой подарок, они радостно смеются. Как минимум их лица освещаются улыбкой…

– По точному замечанию одного из психологов, Сергей – солнечный человек…

– Верно. И тогда я смотрел на Сергея. Он держал в руках штурвал и улыбался, улыбался…  На его лице была буквально написана необычайная радость. Я молчал, боясь спугнуть это удивительное чувство.

– А как вы решили стать космонавтом?

– Я очень радовался, когда в космос полетел Юрий Гагарин, но совсем не думал, что  мне самому доведется продолжить его дело. Понимал, что космонавт – профессия очень необычная, постичь ее необычайно трудно. Но в подсознании отложилось, что Гагарин был летчиком, и, как я сейчас понимаю, это подспудно влияло на меня. Когда окончил школу, не сомневался, что стану летчиком…

– И – получилось…

…И – получилось!  Учился в Харьковском училище летчиков. Подражать было кому – Кожедуб, Леонов, Добровольский… Стал летчиком-инструктором. Летал. Учил курсантов. Рапорта о желании стать космонавтом не подавал, понимал, насколько все это далеко и недостижимо…

Недавно с женой вспоминали, как я пошел в космонавты. Как-то на автобусной остановке встретил знакомого штабиста. Он и говорит: «А ты знаешь, что у нас уже три месяца лежит приказ главкома о наборе в космонавты? Его не объявляют, но ты знай. Вижу же, что мечтаешь…».  Я обрадовался новости и тогда понял, что в глубине души действительно мечтал.

Командование действительно не объявляло приказ, чтобы не терять подготовленных инструкторов. Но я написал рапорт. Командир полка вызвал меня, капитана: «Волков, вот поедешь ты поступать в отряд космонавтов. Ты любишь небо. А тебя обязательно спишут с летной работы. Сколько уже таких, как ты, было – ни один не вернулся».

Вернулся домой и начал анализировать ситуацию, придирчиво вслушиваясь в свое здоровье. Аня вспоминает, что я тогда сделал вывод: «Единственное, за что волнуюсь, – одна пломба в зубе». Все же решился и прошел в космонавты.

– Освоение новой профессии проходило, наверное, непросто?

– Было очень здорово, что нас набирали на «Буран», то есть подготовка началась с продолжения летной работы. В августе 1976 года был приказ о зачислении меня слушателем-космонавтом, а в сентябре, следующим приказом, направлен в Ахтубинск, в школу летчиков-испытателей. Так мечта каждого пилота окончить школу летчиков-испытателей осуществилась попутно. Такой подарок! Ведь поступить в школу летчиков-испытателей почти так же трудно, как пройти в космонавты.

Тогда я понял, что доберусь до космоса. Такой характер – если ставлю цель, обязательно ее достигаю. Учиться было очень сложно, и я горжусь, что, например, в школе летчиков-испытателей сдал аэродинамику на «отлично» тем, кто эту аэродинамику делает. Окончил школу всего с одной четверкой – по партполитработе. Считал: зачем она мне? Да, и то она мне обернулась… Впоследствии пришлось закончить с золотой медалью Военно-политическую академию и проработать пару лет замполитом в Отряде космонавтов.

– Кроме летной работы еще новые предметы по космонавтике осваивать надо было…

– Конечно. У нас в училище курс «Авиационное оборудование» читал Козлов, в прошлом летчик. Он говорил так: «Вот гляжу я на вас и сразу могу сказать, кто станет летчиком, а кто нет. Вот ты – отличник. Ну, какой из тебя летчик? Волков учится на четверки, даже одну тройку получил, значит, летчиком будет». Но когда я пришел в Центр подготовки космонавтов, понял, что здесь даже четверок не должно быть. До первого полета сдал, как все, более 120 экзаменов и тоже получил всего одну четверку, за которую генеральный конструктор, академик Глушко ругал меня, когда утверждали экипаж.

– Кстати, о назначении в экипаж…

– Мой первый полет в 1985 году состоялся только потому, что мудрый человек, начальник Центра подготовки космонавтов Владимир Александрович Шаталов, вызвал меня и сказал: «Саша, «Буран», на который вас готовят, никогда не полетит. Я тебе предлагаю готовиться на орбитальную станцию». Именно Шаталов счастливо определил мою космическую судьбу.

– Смена вашей профессии сказалась на Сергее?

– Как и в бытность мою летчиком, друзья часто бывали у нас в гостях. Все – космонавты. Сергей слушал наши разговоры с не меньшим интересом, чем прежде, даже с восторгом. И проникался нашим духом. А как он смотрел на слетавших космонавтов!  Представьте мальчика, с которым запросто общается  космонавт Леонов! Алексей Архипович, можно сказать, взял шефство над моими сыновьями, сначала заходил к нам как командир Отряда космонавтов, позднее наши отношения переросли в крепкую дружбу.

Я знаю, Сергей меня всегда уважал, а теперь, когда мы готовились к космическим полетам, я видел – стал гордиться мною. Он так волновался и переживал за все мои экзамены! И, сопереживая, становился взрослее.

– Ваш полет пришелся на осень 1985 года, Сергею 12 лет. Помните, как прощались с ним, улетая на космодром?

– Когда прощались, я заметил, как слезы навернулись Сереже на глаза. В момент расставания он меня обнял так, что у меня самого чуть слезы не потекли. Но он не расплакался, мужественно перенес проводы.

Сергей уже тогда остро чувствовал риск, на который мы идем, улетая в космос. И от меня ему напряжение передавалось, и от матери – она и радовалась, что я дошел до цели, и переживала, прекрасно сознавая опасность. Незадолго перед этим Владимир Титов, первый из нашего набора, стартовал и сразу попал в аварийную ситуацию.

Справка

Титов Владимир Георгиевич, летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза. Выполнил четыре космических полета. Порядковый номер в Советском Союзе/России – 54, в мировой классификации – 118. 26 сентября 1983 года в экипаже с Г.М. Стрекаловым попал в сложнейшую нештатную ситуацию: за 1 мин. 48 сек. до расчетного времени старта возник пожар – загорелся один из агрегатов ракеты-носителя. Произошел взрыв, но за секунду до этого сработала система аварийного спасения.

– Наверное, вы нашли тогда точные слова для Сергея?

– Я сказал ему: «Остаешься старшим мужчиной в семье. Береги маму и старайся, чтобы она не расстраивалась. Береги и помогай!». Он серьезно, по-взрослому воспринял мои слова. Потом, во время сеансов связи из ЦУПа (Центр управления полетами. – Прим. ред.), как оставшийся за старшего докладывал мне: «Дома все нормально. Сломались часы и потек кран…». Еще ответственнее стал относиться к учебе в школе. Каждый раз рассказывал мне, сколько пятерок получил на прошедшей неделе... Но недолго оставался старшим в доме: первый мой полет продолжался всего 64 дня.  

– Как вы узнали, что Сергей хочет стать летчиком?

– Я спрашивал его, кем он хочет стать, как обычно спрашивают маленьких детей. Мой младший, Дима, в шесть лет ответил: «Кем выберут…». Тоже позиция. Дима тогда сказал: «Хочу в нулевой класс» (в экспериментальном порядке из детсада набирали). Я ему: «Дима, не стоит. Погуляй еще. Столько еще придется учиться. Подумай…». И тут он сказал потрясающую вещь: «Если вы хотите, чтобы в семье был хотя бы один отличник, отдайте меня в нулевую группу».

– Ничего себе!  Ну, вы со своими двумя четверками, понятно…

– …И одной тройкой в летном училище.

– А Сергей?

– Сережа был хорошистом.

– И стал Дима отличником?

– Знаете, стал. И школу окончил с медалью, и институт с красным дипломом.

– Итак, Сергей решил идти по вашим стопам – в летчики?

– Да. Сначала хотел, как и я, в Харьковское, но в результате оказался в Тамбовском училище. Я воспринял его решение с гордостью и беспокойством – знал, какую нелегкую профессию он выбирает.

– Но он пошел еще дальше – в космонавты. С вами советовался?

–  Вообще, разговоры были. Он в авиаполку уже служил. Тогда, в 1990-е, у летчиков налета почти не было, керосину не хватало. Он хотел что-то изменить в жизни. Так прошел год, и он принял решение, не предупредив меня.

Как командиру Отряда космонавтов мне приносили личные дела кандидатов в космонавты. Хорошо помню: открываю одну папку, читаю, вторую, третью и… вижу  фотографию сына и его рапорт.

– И – за телефонную трубку?

– Удержался. Сидел, размышлял: «Ну вот, Сергей и стал мужчиной, самостоятельно принял такое решение». После работы шел домой и волновался. Жене говорю: «Знаешь, Аня, твоего сына хочу принять в Отряд космонавтов». «Как?! Ты что!..» – «Есть его рапорт. Дело рассматривается. Теперь уж не все от меня зависит».

Анна долго разубеждала Сергея. Я был нейтрален: «Если решился, будь уверен в себе полностью». Сергей ответил кратко: «Мама, это мое твердое решение». С того момента мы вновь стали спаянной семьей, поддерживающей друг друга.

– Мы с вами пропустили одну существенную деталь: чтобы Сергея взяли в Отряд космонавтов, вам пришлось уйти из него… Это была жертва с вашей стороны?

– Был такой приказ еще со времен Красной Армии: сын не может служить в одной части с отцом, да еще под его началом. Когда Сергей благополучно прошел все ступени отбора, меня вызвали и сказали: или – он, или – ты. Я не сомневался: сын остается, я ухожу.

Разговор с сыном о профессии и об отце

Сергей Волков лаконичен. Видно, что интервью, газеты, публикации – сегодня для него не главное, впереди – экзаменационные тренировки, утверждение экипажа, космодром… Выслушав вопрос, думает секунду-другую, потом  кратко и по-военному четко формулирует ответ, экономя слова и время.

Справка

Командир транспортного пилотируемого корабля «Союз ТМА», командир 17-й длительной экспедиции на Международную космическую станцию, космонавт-испытатель Российского государственного научно-исследовательского испытательного Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, подполковник ВВС Российской Федерации Волков Сергей Александрович родился в 1973 году в Харькове. После школы поступил и в 1995 году окончил Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков. Проходил службу в частях ВВС. В 1997 году зачислен в Отряд космонавтов РГНИИЦПК. Выполняет свой первый космический полет. Порядковый номер в Советском Союзе/России – 101.

– Сергей Александрович, ваш приход в Отряд космонавтов был обусловлен уходом из него вашего отца, Александра Александровича Волкова. С вашей точки зрения, то была жертва со стороны отца ради сына или естественный ход событий?

– Безусловно, с его стороны это была жертва. Ведь он мог еще служить, быть востребованным… Но я надеюсь, он видел и вторую, позитивную сторону ситуации: сын продолжает дело отца.

– Ваш отец – изначально летчик.  Дело обычное, что дети мечтают стать такими, как родители, продолжить их дело, выбирают их профессию. Интересен первотолчок.  Когда это произошло с вами?

– Мне было года три, когда отец привез меня на аэродром и я увидел «МиГ-21» и даже посидел в кабине. С тех пор и до окончания школы я думал только о профессии летчика.

– Что изменилось, когда отец сменил профессию и стал космонавтом?

– Ну, отец все же не совсем сменил профессию. До 1984 года он постоянно бывал в Ахтубинске, летал и испытывал самолеты. Но мы-то жили в Звездном городке, и для меня стало открытием: в нашем доме живут космонавты! Идешь в магазин – за тобой очередь занимает космонавт! А уж 12 апреля на построении – вот они, все космонавты в шеренге! Поначалу удивительно, а потом привыкаешь. В школе учатся дети уже слетавших космонавтов, человек тридцать. Учителя спрашивают детей космонавтов точно так же, как других. Жизнь в Звездном городке сглаживала ореол романтичности, навеваемый героическим в те времена освещением прессой и телевидением работы космонавтов.

Впервые я по-настоящему ощутил, что мой папа – космонавт, оказавшись в пионерском лагере, не имевшем отношения к Звездному. Весь лагерь показывал на меня пальцем: вон мальчик, у которого отец Герой Советского Союза и летал в космос.

– И тогда самому захотелось стать космонавтом?

– Я видел, сколько отец готовился к экзаменам, каким уставшим приходил домой, знал, как у космонавтов целая комиссия в течение нескольких часов принимает один экзамен. С точки зрения школьника, это было чем-то невероятным. И – сдерживающим фактором... В школе нам организовывали экскурсии в Центр подготовки космонавтов. Я видел тренировки в гидролаборатории, видел, как тяжелы другие тренировки, и понимал, что эту профессию далеко не  все могут освоить. Поэтому тогда я не смел даже мечтать о том, чтобы стать космонавтом.

– Но летчиком-то стать мечтали. Когда ваш отец узнал об этом как о серьезном решении?

– Журналисты брали у него интервью, задали вопрос и мне о будущей профессии. Для отца это оказалось сюрпризом. Потом он очень грамотно со мной поговорил: не отговаривал, но и не хвалил меня за такой выбор. И тогда я действительно понял, что хочу стать летчиком. После школы поступил в Тамбовское училище летчиков.

– В третий полет вы провожали отца уже курсантом?

– Да, я  перешел на второй курс. Отец улетал на Байконур осенью, мне дали недельный отпуск. Я провожал его и волновался, как в первый раз.

– Курсанты не пытались «учить» сына космонавта?

– Я никогда не строил свои отношения с людьми на том, что я – сын космонавта. Ребята быстро привыкли, что я так же хожу в наряды, мне достается, как им. Иногда, когда мне не удавалось посмотреть телерепортажи с борта, они мне пересказывали новости.

– Поскольку вы были далеко от Москвы, в ЦУП, на сеанс связи с экипажем, попадать не доводилось...

– Зато однажды мне очень повезло. В нашей квартире в Звездном установили какой-то ящик с микрофоном, иногда звонили из ЦУПа и говорили: «Включайте…».  Как-то я позвонил и наговорил сообщение для отца.

Космонавт, отец космонавта

– Александр Александрович, вы помните свое общение из космоса  с семьей?

– Это сейчас можно легко позвонить на Землю по мобильному. А тогда в нашей квартире установили стандартный военный полевой телефон для связи с ЦУПом, причем связь была односторонняя. По этому аппарату семья наговаривала на магнитофон в ЦУПе новости и события дня. А из ЦУПа запись в крайнем, вечернем сеансе связи запускалась на борт. Для нас наступало «святое время» – возможность ощутить себя дома. После сеанса разговаривать не хотелось. Мы «уплывали» в задумчивости к своим спальным местам, стараясь продлить мгновения «возвращения» в семью.

В третьем полете у меня уже УКВ-радиостанция была, и минуты три в зоне радиовидимости можно было поговорить с домашними, что называется, «вживую».

– С каким чувством вы пойдете на связь в ЦУП – вы на Земле, а Сергей в космосе?

– Уже сейчас волнуюсь, представляя сеансы связи. Знаю, как они воспринимаются на борту. Буду стараться почаще ходить, нам ведь найдется о чем поговорить с ним, темы придумывать не надо. И волноваться буду, хотя, казалось бы, чего мне – все знаю, все прошел. Все же сердце будет постукивать быстрее.

– Александр Александрович, как вы, в 1991-1998 годах командир Отряда космонавтов, трижды работавший в космосе, сейчас со стороны оцениваете подготовку космонавта Волкова-младшего?

– Я много встречаюсь с теми, кто готовил его, работает с ним, и потому знаю, что Сергей очень хорошо подготовлен. Я очень доволен им. Он обязан блестяще выполнить свой полет.

– Вы довольны. Это хорошо. Но проявляются же и другие чувства в эти дни?

– Уже пытался формулировать для себя, что же я испытываю сейчас: гордость и волнение, беспокойство. Засыпая ночью, думаю о космическом полете Сергея. Просыпаюсь – опять о Сергее. И – ежедневно. Признаюсь, непросто провожать сына в космический полет. Вроде бы все известно, но чувства острее.

– Что сейчас думает Анна Николаевна о том решении Сергея, принятом десять лет назад?

– Она мне сказала недавно: «Одно дело за тебя переживать, другое – за сына. Матерью космонавта быть труднее, чем женой космонавта».

– Сейчас я задам вопрос психологический. Теоретически, если бы не тот приказ, вы с Сергеем могли оказаться в одном Отряде космонавтов. И даже (тут мы с вами понимаем, что в реальности – никогда) в одном экипаже. Но допустим… Уступили бы вы Сергею место командира или нет?

– Я бы спокойно отнесся, если бы Сергея назначили командиром экипажа. В практике авиации такое бывает: командиром назначают более молодого пилота, а старший летит как пилот-инспектор. Вот как я выкрутился: полностью себя не отдал в подчинение, придумал новую должность – космонавт-инспектор!

– Придет время, будут и космонавты-инспекторы летать.

– Станут экипажи побольше, найдется место в космосе и опытным инспекторам.

– Между вашим первым полетом и первым полетом вашего сына – 23 года. Как вы оцениваете этот отрезок истории космонавтики? Чья космическая судьба интереснее, если по гамбургскому счету, ваша или Сергея?

– Конечно, моя! В наше время было столько проектов, космонавтика на подъеме. Все было сделано тогда, сейчас только модернизируются советские космические аппараты. Ничего нового нет. В первом полете у меня была интереснейшая научная программа. Я у Сергея поинтересовался, ему запланировано 47 научных экспериментов на экспедицию. «Сколько-сколько?» – переспрашиваю. Да у меня двести было. Вот как работали!

Потом началась перестройка, это было начало обвала космонавтики. Затем распад Советского Союза… Только в XXI веке началось некоторое возрождение, но пока не вышли на уровень, который был до развала.  За это время потеряли огромный потенциал тех, кто умел делать космонавтику, – инженеров, ученых… Тех, кто трудится не за деньги, а за идею, как тогда, сейчас осталось мало, немногие фанаты профессии. И научных разработок не хватает. Это удручает меня. Полет интереснее, когда больше экспериментов.

И все же у Сережи большая дорога в космос. Уверен, он будет работать, пока остаются здоровье, силы и интерес. А интерес у него огромный. Впереди много нового – Луна, Марс, поучаствовать и я бы мечтал.

– Марс, наверное, нужно оставить для внука?

– Почему? Через 20-25 лет еще и Сергей имеет шансы. В общем, если по гамбургскому счету, может быть, его судьба окажется интереснее.

Космонавт, сын космонавта

– Сергей Александрович, вашему сыну Егору сейчас семь лет. Пятнадцать-семнадцать лет пролетят быстро. Надеюсь, вы еще останетесь среди активных космонавтов. Как вы отнеслись бы к возможному решению сына избрать профессию своего отца и деда?

– Это очень сложное комплексное решение. Когда молодой человек выбирает свой будущий путь, ему кажется, что он все знает и все понимает. Но тот, кто имеет опыт, тоже участвует в принятии решения. И здесь главное выбрать правильный тон: не отговаривать, не аплодировать – словом, не давить. И все же больше зависит от того, кто решает для себя. Я же, честно говоря, сегодня не могу даже представить, какая в этом случае будет моя реакция.

– С тех пор, как вы стали курсантом и самостоятельным человеком, прошло 18 лет, половина вашей жизни после рождения. Что скажете, оглядываясь на свою взрослую жизнь?

– Мне интересны все эти годы. Училище. Первый самостоятельный вылет. Полеты и небо. Потом пришел служить в авиаполк, и буквально через полгода вышел приказ главкома о наборе в Отряд космонавтов. Врачи. Проверки. Испытания. Стал кандидатом в космонавты. А тут жизнь так быстро завертелась. То, что я видел в детстве со стороны, полностью подтвердилось. На своей шкуре испытал, как нелегко быть космонавтом. Мой детский анализ был правильным. Я представлял заранее, что меня ждет, и это мне помогло.

– 23 года назад в космос улетал ваш отец, а вы его провожали. Сегодня – наоборот. Каково видеть и чувствовать все это «в обе стороны»?

– Тогда я очень переживал и волновался за отца. А он сказал: «Ты – старший сын и главный мужчина в семье…».  Это сказалось на мне в плане взросления. Помня те мои чувства, я лучше понимаю сегодняшнее состояние отца и моих близких.

– Представим, что вы с отцом – в одном космическом экипаже. И вас назначают командиром. Согласились бы вы?

– Я бы согласился. Но согласился бы отец? Думаю, в любом случае, у нас сложились бы нормальные отношения и в космосе. Ведь мы – семья. А по крепости и надежности уз на втором месте после семьи – экипаж космического корабля.

– Что для вас значит НЕБО?

– Для меня небо, особенно в солнечный день, это радость жизни!..

P.S. Наконец, о космической династии

– За 47 лет пилотируемых космических полетов около полутысячи космонавтов и астронавтов мира побывали за пределами Земли. Однако среди них совсем немного тех, кто был первым. Юрий Гагарин – первый в мире космонавт. Валентина Терешкова – первая женщина-космонавт. Алексей Леонов – первый человек, вышедший в открытый космос.  Нейл Армстронг – первый землянин, ступивший на поверхность Луны. Сегодня герои дня Сергей и его товарищи по экипажу. Но со стартом Сергея вы – Александр Александрович Волков становитесь родоначальником первой в мире космической династии…

– Я этого не хотел, так получилось. А коль скоро так вышло, буду гордиться!

– Но вы-то сами тоже от кого-то произошли…

– Вы правы. Точнее будет так: мы, Волковы, – династия хороших операторов. Мой дед правил разве что повозкой. Мой отец в войну управлял танком, потом много лет шоферил, именно за баранкой его машины я приобрел первый опыт операторской деятельности, затем пилотировал самолеты, стыковал космические корабли, отвечал за  сложнейшие системы  станций «Салют» и «Мир». А теперь мой сын, Сергей Волков, будет управлять еще более развитыми и современными кораблем и Международной космической станцией.

Юрий Батурин.

11.04.2008

1985 г. Звездный городок. Семья провожает Александра Волкова в его первый космический полет. Сергей — третий слева

1985 год. Слева направо: Георгий Гречко, Александр Волков, Владимир Васютин

2008 год. Слева направо: Йи Сойон, Сергей Волков, Олег Кононенко

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/254342/02.html