Друк
Розділ: Партнерство

Первому заместителю президента НАК “Нефтегаз Украины“ Игорю Диденко в Москве пришлось оправдываться за всю Украину.В России осознали, чем грозит "газовая" декларация, подписанная Юлией Тимошенко

Еще недавно украинского премьера Юлию Тимошенко тепло встречали в Москве, заключали с ней договоры и подписывали меморандумы. Однако после того, как в Москве внимательно прочитали "газовую" декларацию, которую она 23 марта подписала с ЕС, российское руководство пришло в ярость, приглашение Юлии Тимошенко в Россию было отложено. В Москве заявили, что документ категорически не соответствует интересам стран-поставщиков топлива. Однако о том, что именно разозлило "Газпром" и российское руководство, а также о том, какие контрмеры они могут предпринять, сообщается скупо. А это как раз - самое интересное. 

Проспали

Декларация - это не договор. Скорее, это благое намерение. Она лишь обозначает некоторые перспективы, то, к чему стороны обязуются стремиться. Даже то, как они будут стремиться, что будут делать для реализации своих планов, предстоит оговорить в дополнительных соглашениях.

Возможно именно поэтому в Москве с самого начала всерьез к декларации не отнеслись: до самого последнего момента решался вопрос о том, стоит ли российской делегации вообще отправляться в Брюссель на конференцию.

Но вчитавшись в документ внимательно, в Москве схватились за голову: перспективы, которые открывает его подписание и реализация, не сулят России ничего хорошего.

Общий смысл декларации таков: на деньги европейских инвесторов украинская ГТС будет модернизирована, ее пропускная способность повысится на 60 миллиардов кубометров, "Укртрансгаз" (оператор трубы) будет выведен из структуры "Нафтогаза", а доступ к ГТС и подземным газохранилищам получат третьи стороны (читай - европейские энергетические компании). Кроме того, Украина взяла на себя обязательство обеспечить введение прозрачного механизма формирования тарифов на прокачку газа.

Вроде бы ничего дурного тут нет. Для Украины и ЕС - это действительно так. Но для России - дело другое. И вот почему. 

Опт вместо розницы

Во-первых, российскую сторону раздосадовала та часть преамбулы декларации, в которой написано, что одной из целей сторон является "...предоставить возможность закупать газ на Украине - на ее западной и восточной границах".

Казалось бы - "Газпрому" продавать газ европейцам на украинско-российской границе выгодно: не надо платить за транзит топлива в Европу, исключаются риски перекрытия трубы и "газовых войн". Но не все так просто.

Россия давно стремится выйти на розничные рынки газа в Западной Европе, где прибыль от реализации топлива значительно выше, чем от оптовой торговли им. Это позволило бы усилить маркетинговые позиции и влияние "Газпрома" в Европе.

А декларация отодвигает российского монополиста от розничного европейского покупателя, подсовывая вместо него оптового - на украино-российской границе. Таким образом, "Газпром" отсекается от самого лакомого сегмента рынка. Розницей будут заниматься компании, которым декларация дает возможность закупать российский газ оптом еще на Украине и гнать его потом в Европу - до конечного потребителя в какой-нибудь немецкой деревеньке. 

"Это нормально? Какое это имеет отношение к модернизации ГТС? У нас долгосрочные контракты, заключенные на 20-30 лет, согласно которым европейцы покупают газ у "Газпрома", - произнес сразу после подписания декларации министр энергетики России Сергей Шматко.

Переход на закупки газа у России на восточной границе Украины действительно может привести к необходимости пересмотра деталей многих контрактов, что чисто технически крайне непростая задача.

Ускользающая ГТС

Второй момент, который заставил напрячься Москву - это отмеченное в декларации намерение отделить от "Нафтогаза" его дочернее предприятие - "Укртрансгаз". Дело в том, что газ для Украины закупает именно убыточный "Нафтогаз", а транзитом топлива на Запад занимается его приносящая немалую прибыль дочка.

В том случае, если она станет независимой от материнской компании, "Газпрому" трудно будет выбивать долги из потерявшего источник прибыли "Нафтогаза". Потребовать за них трубу у российского монополиста тоже не получится: "Укрстрансгаз" будет отдельной, формально не имеющей отношения к "Нафтогазу" компанией, при этом, видимо, весьма успешной. Таким образом, "Газпрому" придется навсегда расстаться с мечтой отобрать у Украины ГТС за долги.

Более того, независимость "Укртрансгаза", наблюдение за ним со стороны европейских кредиторов и "введение прозрачного механизма формирования тарифов на прокачку газа" неминуемо приведут к существенному удорожанию тарифов на транзит российского топлива в Европу. То есть "Нафтогаз", ссылаясь на свое тяжелое положение, будет по-прежнему цыганить скидки на топливо, но за транзит "Газпрому" придется платить уже по-взрослому. Причем другой компании, которая не будет делать скидок в обмен на преференции "Нафтогазу". 

Декларация делает такую перспективу вполне реальной. 

Смерть "потоков"

Третье положение декларации, которое не может не беспокоить российскую сторону - это намеченное расширение пропускной способности украинской ГТС. Это входит в прямое противоречие с намерениями Москвы диверсифицировать маршруты доставки топлива в Европу. Проще говоря, увеличение диаметра украинской трубы делает ненужными ни "Южный поток", ни Nord Stream. 

"Потоки" - и северный, и южный - ставят Европу в зависимость от России. Но расширение ГТС Украины под европейским присмотром ставит в зависимость уже Россию: единственный путь доставки газа будет находиться под совместным украинско-европейским контролем, благодаря чему они смогут диктовать свои условия поставщику. Россия, конечно могла бы сказать: "Ах так? Не нужны вам "потоки"? Хорошо, расширяйте свою трубу, газа мы туда все равно не дадим!" Но не выйдет. Украине следует усилить работу по дискредитации Южного и Северного потоков. Потратив несколько десятков миллионов долларов, мы сэкономим миллиарды

Дело в том, что "потоки" планируются под новые контракты. То есть они задумываются, чтобы работать не вместо, а вместе с ГТС Украины. Дополнительные объемы газа будут: месторождения разрабатываются, потребление в Европе растет, а вот с путями его доставки пока неясность. Чтобы хоть этот, пока не добытый, газ, минуя Украину, можно было самостоятельно перебросить непосредственно западноевропейскому потребителю, и задумывались новые газопроводы по дну Черного и Балтийского морей. 

Европа была вроде как не против: Украина слишком непредсказуема. Но с подписанием декларации все меняется: ГТС Украины неформально перейдет под контроль ЕС, кроме того, она будет расширена. То есть сама собой отпадает надобность в "потоках", которые, ко всему, ставят ЕС в зависимость от России и дают возможность "Газпрому" ворваться на уже давно поделенный европейский розничный рынок. 

Европейцам остается лишь придумать вежливую формулировку, чтобы послать Россию с ее "потоками" подальше. Причем возможность у них для этого есть: России самостоятельно не осилить их строительство, нужна финансовая помощь со стороны Евросоюза. Но он, согласно декларации, уже сделал ставку на расширение и модернизацию ГТС Украины. Тем более, что по звучавшим в Брюсселе оценкам это дешевле: около трех миллиардов долларов против семи только за Nord Stream.

Грустные мысли

В результате для "Газпрома" может сложиться крайне неприятная ситуация, когда дополнительные объемы топлива есть, контракты на его поставку в Европу тоже есть, а "своих" труб, по которым газ можно было бы перегнать, нет. Зато будет в наличии принадлежащая НЕ "Газпрому" обновленная и расширенная ГТС Украины, ждущая своего часа. И "прозрачное" формирование тарифов на транзит, благодаря которому украинцы отведут, наконец, душу и сдерут с "Газпрома" три шкуры за перекачку газа.

Если же вариант с тремя шкурами России не понравится - пожалуйста, есть альтернатива. Придется продавать "третьим сторонам" газ на границе, причем по тем ценам, которые укажет покупатель: девать-то его все равно больше некуда будет. А вот уже эти покупатели заплатят, сколько надо, украинцам за прокачку топлива, но потом все равно останутся в барыше, перепродав его розничным потребителям через свои сети, по цене намного выше той, которую уплатили "Газпрому" (даже с учетом транзита через Украину). 

Помимо чисто финансовых потерь, Москва понесет еще и имиджевые: Nord Stream и "Южный поток", которые планировались как инструмент превращения России в "энергетическую сверхдержаву", из-за нехватки денег останутся лишь в проекте. А без этих "клещей", сжимающих Европу с севера и юга, влияние Кремля на континенте и во всем остальном мире неминуемо ослабнет.

И это не говоря уже о том, сколько денег, времени и усилий, уже потраченных на подготовку проектов "потоков" к реализации, будет потеряно.

Словом, российскому руководству и директорам "Газпрома" есть от чего схватиться за голову. Этот жест предполагает активизацию мыслительного процесса и активный поиск выхода из сложного положения. И кое-какие возможности для этого имеются. 

О роли газа в украинской политике

Газ - это топливо, на котором не только жарят сосиски и работают химические заводы. На природном газе функционирует украинская политика. Она пропитана им, сочится им, втягивает и испускает его. В основе большинства конфликтов киевской элиты - газ. Мирные соглашения между непримиримыми врагами, удивительных конфигураций союзы случаются только во имя спасения и приумножения газа.

Президент Виктор Ющенко и премьер Юлия Тимошенко еще две недели назад ожесточенно бились (естественно - за газ, 11 миллиардов кубометров которого оспаривают "Нафтогаз" и RosukrEnergo), но в Брюсселе во время подписания декларации, учуяв действительно МНОГО ГАЗА, помирились и смотрелись неразлучной парой.

Собственно, Москва этой зависимостью может и воспользоваться. Упомянутые 11 миллиардов кубометров перешли в собственность "Нафтогаза" из собственности RosukrEnergo по, мягко говоря, не слишком прозрачной схеме, допускающей различные толкования. Причем делалось это с молчаливого согласия "Газпрома", с которым у лоббировавшей сделку Тимошенко, видимо, были какие-то договоренности. 

Благодаря этому украинский премьер за смехотворную цену (1,7 миллиарда долларов) получила синицу - 11 миллиардов кубометров газа, которые помогут ей пережить крайне непростой кризисный год. 

Но! Подписав с европейцами декларацию, она позарилась на журавля в небе, которого газпромовские руководители уже собирались облагородить синим логотипом. 

Подача Украине

Такого не прощают. Газ можно и отобрать. В Стокгольме начинается суд о принадлежности этих 11 миллиардов кубометров, на которых представители "Газпрома" могут рассказать много интересного о сделке. И если газ вернут в собственность RosukrEnergo, в бюджете Украины образуется такая дыра, что положение Тимошенко в качестве премьер-министра станет крайне шатким. Ей такая перспектива, конечно, не улыбается.

Бюджет, кстати, даже при условии принадлежности спорного газа "Нафтогазу", является крайне несбалансированным. Именно поэтому Тимошенко, отчаявшись найти денег хоть где-нибудь (последней отказала Япония), попросила кредит в пять миллиардов долларов у России.

Москва изначально была вроде как не против, но после подписания злополучной декларации, призадумалась: визит украинского премьера отложен на неопределенный срок. Но Тимошенко долго ждать не может - Украина на грани банкротства. Поэтому у Кремля открываются неплохие возможности надавить на нее и добиться пересмотра декларации в обмен на предоставление кредита.

Кроме того, у "Газпрома" подписан контракт с "Нафтогазом" об условиях транзита газа в Европу сроком на 10 лет. Любой суд признает, что заключенный контракт надо выполнять. Поэтому отделение "Укртрансгаза" от материнской компании, перезаключение контрактов на транзит и повышение его стоимости может дорого обойтись украинской стороне. 

Есть еще и штрафы за непотребленный с начала 2009 года газ, которые Москва на словах "простила" Киеву, а также оспариваемые "Нафтогазом" прошлогодние пени за невыполнение прошлогоднего контракта на сумму в более полумиллиарда долларов. Надавить на Украину можно.

Подача Европе

И для Европы, решившей встать на сторону Украины в газовом споре, найдутся аргументы. Так, премьер-министр России Владимир Путин напомнил, что "Газпром" закупает в Европе оборудование на десятки миллиардов долларов. Если поставщики аналогичных устройств найдутся, например, в Японии или в США, правительства стран ЕС ждет неприятный разговор со своими машиностроителями и профсоюзами. Тем более, что кризис на дворе.

В Москве уже прозвучала угроза пересмотреть контракты на поставку газа, заключенные с западными потребителями, а также подумать и о смене этих самых потребителей на более покладистых (каких именно, правда, пока неизвестно). 

Несомненно, найдутся и другие аргументы в пользу пересмотра декларации: в конце концов, газ добывают в России, и полное игнорирование ее интересов может заставить Москву пойти на, может, и не очень выгодные для нее самой, но убийственные для Европы шаги.

Осознавая это, европейцы и украинцы за последние дни поменяли тон с победного на почти заискивающий: Россию просят присоединиться к декларации и принять участие в модернизации ГТС Украины.

Пойдет ли на это Москва, сказать сложно: подписание документа на нынешних условиях для нее неприемлемо.

Но в одном можно не сомневаться: сейчас в "Газпроме" и в российском руководстве усиленно раздумывают над тем, как оставить декларацию лишь декларацией, и не допустить реализации ее положений.

Мяч на российской стороне.

Иван ЯКОВИНА.

http://www.lenta.ru/articles/2009/03/26/gaz

Россия наносит ответный удар

Москва начала кампанию по пересмотру брюссельской газовой декларации

Оцепенение, в которое впала Москва после болезненного удара - подписания крайне невыгодной для нее газовой декларации Украина-ЕС, продлилось недолго. Лучшие силы российского руководства и "Газпрома" перегруппировались и пошли в контрнаступление сразу по нескольким фронтам. Причем уже с первых залпов стало ясно: новая "газовая война" будет долгой и кровавой, а ее исход вовсе не очевиден.

Блицкриг по-киевски

Удачным для Москвы начало сражения не назовешь: российское руководство, убаюканное лучезарным дружелюбием частой своей гостьи - Юлии Тимошенко, 23 марта пропустило молниеносный и сокрушительный удар в спину. Именно так, если верить украинской прессе, в Кремле расценили тот факт, что именно она подписала злосчастную декларацию.

"В Кремле считают, что Тимошенко их "кинула". Путин ей поверил, хотя ему и говорили, что верить Юле нельзя. Понятно поэтому, что ВВП так зол теперь именно на Тимошенко", - заявил источник газеты "Сегодня" в дипломатических кругах. 

Понять болезненную реакцию российского руководства можно: в последние месяцы Москва не жалела ни сил, ни денег на поддержку Тимошенко в ее противостоянии с Виктором Ющенко. Ради нее в Кремле отправили в запас старого своего фаворита - Виктора Януковича.

"Газпром" переуступил долг RosUkrEnergo "Нафтогазу", чтобы помочь украинскому премьеру заполучить остро необходимые ей 11,5 миллиардов кубометров газа. Тому же "Нафтогазу" "простили" (правда, только на словах) штрафы за недобор газа в первом квартале. А самой Юлии Владимировне дали понять, что она может получить кредит в пять миллиардов долларов для спасения трещащего по швам бюджета страны.

И тут - такое! Она, пером Ющенко, которого, кстати, в Кремле даже видеть не хотят, подписывает документ, угрожающий не абы чему, а "энергетической сверхдержавности" России. 

В Москве, по-видимому, до последнего момента не верили, что от Тимошенко можно ожидать такого подвоха. Конференции, на которой была подписана декларация, сначала не придали особого значения, потом долго решали ехать на нее или нет. В конце концов приехали. Как выяснилось - только для того, чтобы стать свидетелями подписания "смертного приговора" стратегическим планам "Газпрома", а затем обидеться, развернуться и демонстративно уйти.

Полдня после этого в российской столице произошедшее не комментировали. Видимо, читали документ, приходили в ужас, перечитывали... и начинали готовить план ответного удара. 

Первый европейский 

Первым реакцию России озвучил премьер-министр Владимир Путин. Он пригрозил "изменением отношения" к европейским инвесторам. 

"Это касается угля, атомной энергетики, электроэнергетики, куда европейские компании сделали огромные капиталовложения, измеряемые миллиардами долларов. Это касается, разумеется, добычи нефти и газа, это касается транспорта",– сказал Путин. При этом он напомнил, что Россия закупает в Европе только газотранспортного оборудования на 26 миллиардов долларов. 

Брюссельская декларация, подписанная 23 марта, предполагает модернизацию и расширение пропускной способности ГТС Украины на европейские деньги, выделение "Укртрансгаза" из структуры "Нафтогаза", предоставление европейским компаниям доступа к украинским подземным газохранилищам и трубе. Для России реализация документа грозит срывом проектов газопроводов Nord Stream и "Южный поток", попаданием в зависимость от единственного транзитера и отлучением "Газпрома" от розничного рынка газа в Европе.

Евросоюзу дали понять, что, вступившись за Украину, он рискует потерять для себя Россию, чего в Брюсселе и других столицах конечно, не хотели бы. Причем, судя по последующим выступлениям российских руководителей, в случае упорства ЕС могут предложить жесткий вариант: "Либо они, либо мы". В ситуации, когда дело касается будущего "Газпрома", нельзя исключать, что Кремль "пойдет на принцип" - слишком высоки ставки. 

Станет ли Европа в этом случае цепляться за украинскую трубу - неочевидно. 

Кроме того, для отстаивания своих позиций Москва обязательно привлечет наиболее близких партнеров в самом Евросоюзе. В первую очередь - Италию и Германию. 

Так, генеральный управляющий итальянского нефтегазового концерна Eni Паоло Скарони уже предложил создать консорциум по управлению газотранспортной системой Украины, что вполне соответствует пожеланиям России. По его мнению, расширение пропускной способности газотранспортной системы Украины, которое было одобрено брюссельской декларацией, - "не только потеря времени, но и потеря средств". 

"Мы считаем, и, думаю, что и другие крупные компании, такие, как E.ON и Gas de France, считают также, что необходимо вернуться к старой идее создания консорциума, который бы гарантировал стабильные поставки газа", - резюмировал Скарони.

Кроме того, как пишет "Коммерсант-Украина", 31 марта по дороге в Лондон на саммит G20 президент РФ Дмитрий Медведев посетит Берлин и проведет переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

"В свете нынешней ситуации вопрос о брюссельской декларации приобретает первостепенное значение и, несомненно, будет обсуждаться с канцлером. Германия традиционно является нашим партнером в ЕС, мы реализуем много совместных энергетических проектов, так что у Берлина наверняка будет адекватное восприятие ситуации", - сказал источник издания в МИД РФ. 

Учитывая тот факт, что немецкие энергетические и машиностроительные гиганты не раз заявляли о своей заинтересованности в строительстве газопровода Nord Stream, у Медведева есть все шансы добиться понимания своей позиции со стороны Меркель. 

Возможное перетягивание на свою сторону Германии, играющей не последнюю скрипку в ЕС, несомненно добавит Москве уверенности в войне за пересматривание брюссельской декларации. 

Но основное давление Россия, похоже, будет оказывать не на Европу, а на Украину в лице ее премьер-министра. 

Первый Украинский 

В Москве уже осознали, насколько прав был Рональд Рейган, любивший говорить: "Довэрьяй, но провэрьяй". В принципе, проследив за маневрами Юлии Тимошенко на украинской политической арене, можно было и раньше с уверенностью сказать, что в отношении нее эта пословица - не пустой звук.

С периодичностью в два-три месяца украинские интернет-форумы буквально взрываются сообщениями вроде "Ай да Юлька! Опять всех кинула!". И в случае с подписанием декларации по газу было ровно так. Только вместо "всех" речь шла о "москалях". 

На Украине такая непоследовательность нынешнего премьер-министра неизменно сходила ей с рук: что Ющенко, что Янукович - не ровня премьер-министру. Но сейчас, она, похоже, поступила несколько опрометчиво. 

О том, какие неприятности могут возникнуть у людей, перешедших дорогу нынешнему российскому руководству, много интересного могут рассказать самые разные люди - от Михаила Ходорковского внутри страны до его тезки Михаила Саакашвили - вне ее. 

Кремль обиды не прощает. Тем более - обиды личной. И Юлия Тимошенко уже смогла это прочувствовать.

Во-первых, впервые за долгое время ей отказали в приглашении в Москву, что само по себе неприятно. Во-вторых, ей дали понять, что пятимиллиардного кредита на рефинансирование газовых долгов перед Россией никто выделять не будет. Между тем, день оплаты счетов - 8 апреля - неминуемо приближается, а за ним маячит дефолт. 

О том, что такую возможность исключать нельзя, уже заявил бывший спикер Верховной Рады Арсений Яценюк - человек, пользующийся славой неплохого экономиста.

Ну и в-третьих, 11,5 миллиардов кубометров газа RosUkrEnergo, которые неимоверными ее трудами стали собственностью "Нафтогаза", могут вновь сменить владельца. 

Второй Украинский

Это произойдет в том случае, если Стокгольмский арбитраж, куда RosUkrEnergo подала иски к НАК, встанет на сторону истца.

Раньше такой вариант был почти исключен: половина акций RosUkrEnergo принадлежит "Газпрому", который до истории с подписанием декларации поддерживал не свою "дочку", а тимошенковский "Нафтогаз".

Но в ходе последних слушаний дела позиция российского газового монополиста сменилась на противоположную: теперь юристы "Газпрома" уверяют суд, что газ все-таки принадлежит RosUkrEnergo. 

Схема смены собственника топлива была, мягко говоря, сомнительной, при этом ее детали досконально известны российской компании. Из-за этого шансы "Нафтогаза" на победу в суде становятся совсем призрачными. 

Пикантность ситуации придает тот факт, что упомянутые 11,5 миллиардов кубометров - это технологический газ, который, благодаря оспариваемой RosUkrEnergo (и теперь уже "Газпромом") схеме, перешел в собственность "Нафтогаза". Этот газ необходим украинской компании для того, чтобы обеспечивать перекачку транзитного российского топлива в Европу. 

Если шведский арбитраж у Украины его отберет, "топить" компрессорные станции будет нечем. Транзит может остановиться. И тогда - "на колу висит мочало, начинаем все сначала". К "газовой войне" вокруг декларации может добавиться старая добрая "газовая война" по классическому сценарию - с выяснением, кто должен оплачивать технологический газ, закрытием задвижек и тому подобными радостями. Причем не зимой, а в разгар лета (слушания дела по существу намечены на май). 

Кроме того, если стокгольмский суд придет к выводу, что 11,5 миллиардов кубометров газа были неправомерно отобраны "Нафтогазом", у оппонентов Тимошенко на Украине появится очень весомый аргумент в подтверждение их тезиса о существовании в руководстве правительства организованной преступной группы. Так, замглавы СБУ Валерий Хорошковский уже заявлял, что это тянет на уголовное дело по статье 191 часть 5 – "присвоение собственности в особо крупных размерах".

Словом, перспективы для Тимошенко открываются весьма мрачные. 

Продолжим?

Видимо, понимая это, она уже сделала ряд примирительных заявлений в адрес Москвы, а ее советник по энергетическим вопросам Александр Гудыма даже предложил России создать консорциум (50 на 50) по использованию недостроенного газопровода "Долина-Богородчаны-Ужгород". Но в ответ МИД РФ лишь процедил, что украинская сторона уже доказала свою недоговороспособность.

Так ли это на самом деле, могут показать итоги начавшихся 27 марта в Москве переговоров по техническому соглашению об условиях транзита российского газа в Европу. Битва будет жаркой: именно этот документ, в числе прочего, регулирует источники и правила использования технологического газа. 

Поэтому исход переговоров должен прояснить, осталась ли возможность компромисса или война будет продолжаться до победного конца.

Иван ЯКОВИНА.

http://www.lenta.ru/articles/2009/03/27/revenge

Спор о путях модернизации газотранспортной системы Украины приобрел международный характер.

На світлинах: Первому заместителю президента НАК “Нефтегаз Украины“ Игорю Диденко в Москве пришлось оправдываться за всю Украину. Спор о путях модернизации газотранспортной системы Украины приобрел международный характер.

Сделка без достаточного обеспечения

Соглашение ЕС–Украина не принесет эффективной диверсификации источников энергоснабжения Европы

Конференция, посвященная энергетическому партнерству ЕС и Украины, принесла больше результатов, чем можно было ожидать. ЕС, Всемирный банк, Европейский инвестиционный банк и Европейский банк реконструкции и развития дали принципиальное согласие выделить Украине около 2,5 млрд. евро (3,4 млрд. долл.) для осуществления в ближайшие 7 лет модернизации ее газотранспортной системы (ГТС), созданной еще 40 лет назад. Украина, в свою очередь, сделала лишь ряд символических предложений. Она, в частности, пообещала дать законодательные гарантии независимости ГТС, обеспечить прозрачность ГТС для инвесторов, занимающихся ее модернизацией, предоставить равный доступ к ГТС и доступ третьих сторон к подземным хранилищам газа. Кроме того, обещано принять стратегию реформирования энергетического сектора для подготовки Украины к членству с 2012 года в Европейском энергетическом сообществе, которое устанавливает рыночные правила как для поставщиков, так и для потребителей.

Украинская делегация, в составе которой (редкий случай) одновременно оказались президент Виктор Ющенко и премьер-министр Юлия Тимошенко, добивалась выделения более крупных инвестиций. В Киеве надеялись получить по меньшей мере 5,5 млрд. евро (7,5 млрд. долл.) на модернизацию газопроводов, которые включают трубопроводы протяженностью более 37 600 км, 73 компрессорные станции и 13 подземных хранилищ. Украинская сторона также активно лоббировала строительство новых участков газопровода и установку нового оборудования для повышения транзитных возможностей с нынешних 140 до 200 млрд. куб. м в год, аргументируя это тем, что украинское предложение гораздо дешевле, чем строительство газопроводов Nord Stream и «Южный поток». Тем не менее украинские предложения были вежливо проигнорированы, особенно с учетом того, что их скорее следовало бы адресовать не ЕС, а России, которая является инициатором этих проектов.

Российская делегация выдвинула ряд аргументов против партнерства ЕС и Украины, указав на возможное повышение цен для потребителей в результате начисления процентов на вложенный капитал и создаваемые возможности для коррупции по мере открытия ГТС для третьих сторон. Эти аргументы были также вежливо проигнорированы, прежде всего потому, что российская угроза пересмотреть объемы поставок прозвучала неубедительно, учитывая ключевое значение европейских потребителей для российских поставщиков газа. Российская делегация покинула конференцию. Этот шаг немедленно поддержал премьер-министр Владимир Путин, который заявил, что любая конференция по поставкам газа, в которой не участвует главный поставщик, является «просто непрофессиональной». Тимошенко, которая в последнее время демонстрирует дружелюбное отношение к России, пошла на попятный и заявила, что российский «Газпром» может принять участие в модернизации ГТС.

В сложившейся обстановке Украина успешно воспользовалась шоком, который испытала Европа, когда в январе поставки газа через Украину были прерваны на 13 дней, и сыграла на стремлении европейских чиновников создать впечатление, что они заняты решением жизненно важной проблемы обеспечения стабильности газовых потоков. В настоящее время Украина не пообещала ЕС ничего, кроме «прозрачности» и потенциального доступа третьих сторон к газохранилищам, а этого недостаточно в качестве обеспечения сделки. Если уж в ЕС возникают разногласия по поводу выделения 200 млн. евро для строительства газопровода Nabucco, который сулит куда большую, чем сделка с Украиной, отдачу в плане диверсификации поставок энергоносителей, то убедить инвесторов потратить еще более значительную сумму на Украину без надежного и привлекательного обеспечения практически невозможно.

Возможность стать совладельцами ГТС является единственной реальной приманкой для инвесторов, но Украина очень противится этому. Другой гарантией для инвесторов могли бы стать российские газовые поставки, но Россия не станет их обеспечивать, если ее исключат из сделки. Более стабильным и эффективным способом решения вопроса обеспечения стабильности поставок газа через Украину будет создание трехстороннего консорциума с участием Украины, ЕС и России, но украинское руководство вряд ли откажется от контроля над ГТС.

Наталья ЛЕЩЕНКО,

аналитик IHS Global Insight.

http://www.ng.ru/politics/2009-03-27/3_kartblansh.html

"Нафтогаз Украины" загнан в тупик

Переговоры, которые делегация «Нафтогаза Украины» провела накануне в Москве, завершились безрезультатно. Отсутствие информации о них, по мнению экспертов, свидетельствует, что российская сторона не пошла на уступки в вопросах обеспечения «Нафтогаза» техническим газом. Более того, позиция «Газпрома» ужесточилась настолько, что в Киеве заговорили о новой «газовой войне».

Из-за секретности, в режиме которой готовилась встреча представителей «Нафтогаза» и «Газпрома», в СМИ прозвучала версия, что Киев отправил в Москву делегацию, чтобы замириться после брюссельского скандала. Это косвенно подтверждала информация о том, что «Нафтогаз» критикует подписанную Украиной и ЕС декларацию о подготовке к модернизации газотранспортной системы.

В частности, зампредседателя правления украинской национальной компании Игорь Диденко, вторя российскому премьеру Владимиру Путину, сказал о нецелесообразности создания отдельного, независимого от «Нафтогаза» оператора по транзиту газа. Он уточнил, что документ предполагал выделение из состава национальной компании ее дочерней структуры – компании «Укртрансгаз».

«Как и большинство европейских нефтегазовых холдингов, «Нафтогаз Украины» является вертикально интегрированной структурой, 100% акций которой контролируется государством. В существующих сегодня в Украине экономических условиях управление оператором транзита и хранения газа в составе «Нафтогаза Украины» является наиболее эффективным и оптимальным вариантом», – обнародовал свое мнение Диденко в газете «Зеркало недели».

Однако в субботу вечером представитель «Нафтогаза» опроверг информацию о «примирительной» цели визита в Москву. Вопрос о брюссельской декларации обсуждался, но был второстепенным, уверяет Диденко. Чиновник предпочел сделать вид, что ничего особенного в Бельгии не произошло. Так, отвечая на вопрос, почему российская делегация покинула переговоры, Диденко сказал, что представители «Газпрома» торопились «на деловой ланч с господином Пиебалгсом, комиссаром ЕС по вопросам энергетики, который является подписантом нашей декларации».

Как стало известно «НГ», украинская делегация в Москве преследовала две цели: получить добро на ранее запланированный на 8 апреля визит Юлии Тимошенко и договориться о поставках технического газа для обеспечения бесперебойного транзита газа в Европу. Как известно, российский президент Дмитрий Медведев отменил межправительственные консультации из-за подписи Тимошенко под декларацией с ЕС. Но украинские чиновники утверждают, что премьер-министр велела продолжать подготовку к поездке. Она настаивает, что в Брюсселе произошло недоразумение, и стремится прояснить ситуацию в ходе личной встречи с Путиным. Окружение премьера уверяет, что без участия России модернизация украинской ГТС невозможна.

Советник Тимошенко по энергетическим вопросам Александр Гудыма на днях рассказал о том, что модернизация – дело будущего, а сейчас у Киева есть новое предложение «Газпрому»: «Есть недостроенный Украиной и Россией газопровод еще во времена Советского Союза – Богородчаны–Ужгород, который позволяет при минимальных инвестициях увеличить пропускную способность (украинской ГТС. – «НГ»)». Это было одним из предложений, с которыми делегация «Нафтогаза» поехала в Москву: российской стороне напомнили, что проектная мощность газопровода составляет 19 млрд. куб. м в год, а стоимость проекта не превышает 1 млрд. долл. Однако россияне прохладно отнеслись к этому предложению, настаивая на том, что «Газпрому» может быть выгодно только участие в полноценном газотранспортном консорциуме, против создания которого украинская сторона выступает уже несколько лет.

Но сейчас позиции «Нафтогаза» ослаблены как никогда ранее. Хотя компания пока обслуживает внешние долги и вовремя платит «Газпрому» за потребленный газ, но украинские чиновники признают, что финансовая ситуация «Нафтогаза» является критической из-за массовых неплатежей на внутреннем рынке. Оппозиция уверяет, что компании удается удерживается на плаву только за счет перераспределения бюджетных средств. «Вместо того чтобы быть донором госбюджета, «Нафтогаз» превратился для налогоплательщиков в насос по выкачиванию бюджетных средств, – утверждает представитель Партии регионов, руководитель парламентского комитета по вопросам финансов и банковской деятельности Николай Азаров. – Правительство пытается отовсюду вытянуть деньги, чтобы только «Нафтогаз» мог расплатиться по внешним контрактам и долгам». Азаров обвиняет правительство также в «эмиссионном накачивании бюджета» – неконтролируемом печатании денег для покрытия расходов. «Это может привести к гиперинфляции, к непрогнозируемым последствиям, к ситуации начала 1990-х», – опасается политик.

Так или иначе, но до сих пор «Нафтогазу» удавалось маневрировать, хотя компания месяц назад попросила «Газпром» уменьшить контрактные поставки газа в Украину на 7 млрд. куб. м без применения штрафных санкций. Ранее российская сторона, по словам премьера Путина, готова была пойти навстречу украинской. Но поскольку официально вопрос не был урегулирован, то теперь позиция «Газпрома» может измениться: возьмет ли «Нафтогаз» законтрактованный в январе объем топлива или нет, но платить ему придется.

Кроме того, на днях стало известно, что Стокгольмский арбитражный суд объединил в одно производство девять исков, поданных компанией «РосУкрЭнерго» против «Нафтогаза». Если ранее украинские чиновники уповали на то, что «Газпром», являющийся соучредителем и совладельцем «РосУкрЭнерго», выступит на украинской стороне, то после брюссельского скандала в Киеве сомневаются в таком развитии событий. Речь может идти о многомиллионных штрафах, которые обанкротят «Нафтогаз».

Этот вопрос тесно связан с проблемой технологического газа, необходимого для работы ГТС по транспортировке российского газа в Европу. В январе украинское правительство отчиталось, что «Газпром» переуступил для этих нужд газ в объеме 11 млрд. куб. м, находящийся в украинских хранилищах и ранее оформленный на компанию «РосУкрЭнерго». Однако попытки переоформить этот газ на «Нафтогаз Украины» приводили к скандалам в среде украинской власти. Служба безопасности Украины считает, что речь идет об уголовном преступлении по статье «Присвоение собственности в особо крупных размерах».

Юлия Тимошенко еще 21 февраля обратилась в Еврокомиссию с просьбой содействовать тому, чтобы европейские компании самостоятельно оплачивали стоимость технического газа. «Еврокомиссия может рекомендовать или каким-то образом нацелить европейских потребителей российского газа работать с нами на корпоративном уровне», – пояснил в тот момент Игорь Диденко. Однако ответа от европейских структур до сих пор нет. А в свете изменившегося отношения «Газпрома» к Украине вопрос о газе «РосУкрЭнерго» тоже завис в неопределенности. Поэтому делегация «Нафтогаза» попыталась уговорить российских коллег оказать помощь в поставках технического газа. Судя по тому, что итоги визита замалчиваются, украинской стороне это не удалась. Еще одну попытку предпримет Юлия Тимошенко – если после запланированной на эту неделю встречи Дмитрия Медведева с Ангелой Меркель визит украинского премьера в Москву станет возможным.

Татьяна Ивженко, Киев

http://www.ng.ru/cis/2009-03-30/1_Naftogaz.html

Евроремонт украинских труб ударит по "Газпрому"

Планы Москвы получить когда-нибудь контроль над газотранспортной системой Украины (ГТСУ), по которой газ из России поставляется в Европу, могут стать совсем призрачными. В понедельник в Брюсселе откроется конференция стран-доноров, на которой будет обсуждаться предстоящая модернизация транзитного газопровода. В качестве одного из условий своего участия в модернизации европейцы требуют от Украины выделить этот газопровод в самостоятельную хозяйствующую структуру.

Если транзитная труба будет выделена из остального газового хозяйства Украины в отдельную структуру, то она даже теоретически не сможет быть предметом торга и обеспечения по долгам украинского «Нафтогаза» российским поставщикам. Более того, эксперты не исключают, что в итоге она окажется в залоге у европейских структур.

Президент Украины Виктор Ющенко сообщил вчера, что на инвестиционной конференции 23 марта Украина представит базовый документ по обеспечению инвестиций в газовый сектор. Киев намерен синхронизировать свою энергетическую политику с энергетической политикой Евросоюза, включая проведение реформы внутреннего рынка энергетики «в соответствии с принятыми в Евросоюзе принципами», в частности – разделение транспортных и производящих активов энергетических концернов. В свою очередь, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, вспомнив газовый конфликт между Россией и Украиной, в результате которого в январе была прекращена подача газа в Европу через Украину, выдвинул определенные условия. По его словам, на этой конференции «украинская сторона должна представить свои обязательства по стабилизации ситуации, без которых невозможно участие иностранных инвесторов в развитии украинского энергетического сектора».

Интерес к участию в управлении украинской ГТС проявляет не только Россия. Вчера о своих намерениях заявил польский концерн PGNiG. «Мы хотим узнать планы наших украинских партнеров в области развития сети газопроводов и каковы возможности участия в этих инвестициях иностранных фирм, в том числе из Польши», – заявила представитель концерна Иоанна Закревска.

Впрочем, Киев, похоже, всеми силами старается избежать инвестиций в ГТС иностранных фирм и делает ставку на вложения международных институтов, которые позволят ему сохранить полный контроль над трубой. Замминистра иностранных дел Украины Константин Елисеев заявил в Брюсселе, что Киев работает над тем, чтобы инвесторами модернизации выступили Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк и Всемирный банк.

Отвечая на вопрос Интерфакса, будут ли инвесторы иметь отношения к управлению ГТС, Елисеев заявил: «При любых условиях газотранспортная система Украины была и останется собственностью украинского государства в соответствии с национальным законодательством, и это положение, я надеюсь, будет отражено в тексте итоговой декларации». По его словам, донорская конференция станет практическим шагом Украины на пути интеграции в энергетический рынок ЕС и облегчит переговорный процесс по «Соглашению об ассоциации в части энергетики». Между тем принципы энергетического рынка фактически предполагают разделение «Нафтогаза Украины» на сбытовую и транзитную компании. При этом переход к ЕС контроля над магистральными и транзитными газопроводами становится весьма вероятным. Эксперты считают, что Киев вряд ли убедит кредиторов предоставить ему беззалоговый кредит. А естественным залогом при инвестициях в модернизацию ГТС является сама эта система.

Если такая стратегия окажется успешной, то после модернизации ГТС перейдет под контроль ЕС, а контрагентом «Газпрома» по поставкам газа в Украину станет сбытовое подразделение «Нафтогаза», лишившееся всех транзитных доходов. Соответственно под угрозой окажется и выручка российской монополии, которой, возможно, придется продавать газ европейцам на восточной границе Украины, а также постоянно разрешать конфликты с неплатежеспособными остатками «Нафтогаза».

Опрошенные «НГ» российские эксперты видят риски в предстоящей модернизации ГТСУ и предвидят непростые переговоры заинтересованных сторон. «Стратегия «Газпрома» на европейском рынке складывается не только из попыток увеличить свою долю продаж, но и получить выход к конечному потребителю. Для этого компания старается войти в газовые активы европейских стран. Европа же активно противится этой стратегии. Получив ГТСУ, Евросоюз сможет напрямую влиять на переговоры с «Газпромом», – считает аналитик компании «Арбат Капитал» Виталий Громадин. Идеальным решением аналитик видит паритетные инвестиции ЕС и России в ГТСУ, которые должны полностью устранить риск страны-транзитера. Для Украины это решение также может быть приемлемым, поскольку в противном случае страна может совсем потерять доход от транзита в связи с его прекращением по техническим причинам.

Многие экономисты считают, что получить миллиардный кредит на ремонт ГТС Киеву будет очень непросто. «В условиях острого экономического кризиса сомнительно, что ЕС изъявит страстное желание участвовать в модернизации и реконструкции украинской ГТС, несмотря даже на психологический эффект январского кризиса. Подтверждением этому может служить принятое недавно решение ЕС о понижении статуса газотранспортного проекта Nabucco, что объясняется прежде всего дефицитом инвестиционных возможностей. Украина сегодня может рассчитывать в основном на политическую поддержку своих инициатив со стороны Брюсселя», – отмечает эксперт-аналитик отдела исследований газовой отрасли Института проблем естественных монополий Наталья Овсянникова. Финансовое участие «Газпрома» в развитии украинской ГТС, по ее мнению, возможно только на условиях предоставления ему блокирующей доли в международном консорциуме по управлению ГТС.

Впрочем, даже контроль ЕС над украинскими трубопроводами еще не означает полного поражения «Газпрома». «На внутреннем рынке «Нафтогаз» продает российское топливо с наценкой не менее 30%, и поэтому при нормальной организации платежей он вполне может расплачиваться с российскими поставщиками», – считает ведущий аналитик «Файненшл Бридж» Дмитрий Александров. Однако переход на продажу российского газа на восточной границе Украины, по мнению эксперта, приведет к сокращению выручки «Газпрома».

«Президент Ющенко не готов сотрудничать с Россией при модернизации ГТС, однако эта ситуация не является вечной. Без инвестиций система магистральных газопроводов неизбежно будет хиреть. Поэтому законодательный запрет на приватизацию, залог и аренду ГТС рано или поздно может быть снят»,– считает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

В донорской конференции по модернизации украинской ГТС 23 марта в Брюсселе примут участие представители всех 26 стран – членов ЕС, а также Россия, США, Канада и Япония. Подготовленный «Нафтогазом» список инвестиционных проектов на ближайшие 5–8 лет оценивается в 2,5 млрд. долл.

Михаил Сергеев

http://www.ng.ru/economics/2009-03-20/1_gazprom.html