О шевченковском лице южноуральского города, где гений Украины пережил самые драматические дни своей жизни – ссылку в солдатчину с запрещением писать и рисовать.

Есть на земле места, которые особенно дороги просвещенному человеку. Как украинский городок Каменка на Черкасщине, где встречались декабристы, где гостил у своих друзей Александр Пушкин. Как усадьба в белорусской деревне Завидово, где жил и работал несколько лет Илья Репин, которого считают своим три народа — украинский (живописец родился и провел много лет в украинском городке Чугуеве), российский и белорусский. Как уральский город Орск, где самые драматические дни своей жизни — ссылку в солдатчину с запрещением писать и рисовать — пережил Тарас Шевченко.

 

Оренбург, Орск, Раим и Кос-Арал на Аральском море, снова Оренбург и Орск, Новопетровское укрепление на Каспии. Именно в этих местах пришлось прожить Кобзарю с 1847-го по август 1857 года.  Слух о прибытии поэта долетел раньше, чем фельдъегерь довез ссыльного из Петербурга в Оренбург. На восьмые сутки, загнав по дороге всего лишь одну почтовую лошадь, они въехали в город. Позднее впечатления от этой поездки поэт опишет в повести «Близнецы». А тогда он был немало удивлен радушным приемом уральцев. Многие образованные люди того времени ценили талант Шевченко, некоторые просто боготворили его — и все без исключения пытались облегчить участь поэта. На следующий день по приезде солдат Шевченко получил вежливое приглашение от заведующего пересылочной тюрьмы... учить его детей рисованию. Правда, стать домашним учителем Шевченко помешала срочная отправка в Орск.

Орск сегодня — один из нескольких городов в мире, расположенных сразу на двух континентах — Европе и Азии. Горожане так и говорят: «Езжайте в азиатскую часть», когда речь заходит о музее Шевченко. Или: «Это находится в европейском городе», когда спрашиваешь о нефтеперерабатывающем заводе им. Чкалова. Орск — крупный промышленный город с широкими проспектами и дымящими трубами заводов, трамваями, ночными клубами и несколькими памятниками. Самый красивый из них — Тарасу Григорьевичу Шевченко, а самый загадочный — гетману Богдану Хмельницкому. Говорят, в 1953 году сюда спецпоездом должны были доставить памятник «отцу всех народов» — Иосифу Сталину. Ценный груз пришел уже после смерти вождя. И когда встречающие открыли ящики, долго стояли в оцепенении — из опилок на них смотрел незнакомый мужик с булавою в правой руке. Из политических ссыльных отыскали знатока истории, который идентифицировал портрет. Свой гипсовый срок памятник уже давно отслужил, но принять решение о его демонтаже городские власти не решаются. А вдруг украинцы расценят этот шаг как политический вызов? Но это к слову.

Как и все приезжающие сюда из Украины, мы первым делом спросили у встречающих: «А крепость где?» Нет крепости. Ее, как и саманные казармы, в которых отбывал службу Шевченко, как и татарские домики «окнами во двор», разрушили весенние половодья двух рек — Ори и Урала. В этих местах издавна отбывали наказание ссыльные. И хотя название города происходит от названия реки Орь, местные жители расшифровывают его по-своему. Орск — «особый район ссыльных каторжников».

В разные эпохи сюда ссылали бунтарей, представителей многих национальностей, но, безусловно, самым выдающимся среди тех, кого видел этот город, был Тарас Шевченко, — сказал нам литературовед Леонид Большаков, который, живя в Орске и Оренбурге, 60 лет изучал период пребывания Шевченко на Урале. Он автор более 20 книг об украинском поэте, составитель Оренбургской Шевченковской энциклопедии, основатель двух шевченковских музеев — в Орске и Оренбурге. А еще Леонид Наумович Большаков — директор единственного в мире Научно-исследовательского института Тараса Шевченко. Создан он был на общественных началах в 1993 году и объединил шевченковедов всей России. Спустя два года институт вошел в структуру Оренбургского госуниверситета, стал первым научно-исследовательским учреждением гуманитарного профиля и получил официальное название «Институт Тараса Шевченко — Центр энциклопедических проектов». За свое десятилетие российские шевченковеды издали несколько книг и исследований, которые хорошо известны в Украине. Украинские ученые признают: работа, проведенная Большаковым и его несколькими сподвижниками, уникальна. За многолетние исследования о пребывании Шевченко на Урале, ставшие основой фундаментального труда — трехтомника «Быль о Тарасе», российский ученый был удостоен в 1994 году высшей государственной награды Украины — Национальной премии им. Т.Г. Шевченко.

А началось все у семнадцатилетнего паренька, эвакуированного из Чернигова в Орск, с типичного для всех приезжающих сюда украинцев вопроса: «А где здесь крепость?» Именно Большаков сделал выдающееся открытие — по многочисленным отрывочным сведениям современников Шевченко воссоздал план Орской крепости. Теперь мы знаем, где был плац, по которому маршировал ссыльный поэт, где располагалась казарма, в которой он тайком писал стихи, делал карандашом зарисовки, портреты своих товарищей. Теперь на этом месте в старинном уцелевшем купеческом особняке находится музей Шевченко. К нему мы подъехали одновременно с группой школьников. Оказалось, они здесь частые гости. Алла Ивановна Фельдблюм, заведующая филиалом краеведческого музея, сама ведет для детей экскурсию, в конце которой, по традиции, звучит «Заповіт» Шевченко на украинском. «А понимают ли они мову?» — спросили мы Аллу Ивановну. И услышали в ответ, что только в последнее время украинский язык в Орске подзабыли. А до начала 90-х прошлого века в Орск и Оренбург приезжали на ежегодные праздники «Шевченковский март» писатели и поэты из Украины. В школах, вузах, на площадях звучала украинская поэзия. Сегодня об этих встречах вспоминают с ностальгией.

В Орске мы побывали и в городской библиотеке им. Шевченко. Там уже много лет существует отдел украинской литературы. В фондах есть подаренные городу украинскими писателями и поэтами книги с автографами авторов. Эти книги в основном берут выходцы из Украины. А их в Орске, как и по всей России, немало.

Александра Петровна Шевченко (по мужу Федорова) родилась и выросла на Урале. Работала на нефтеперерабатывающем заводе им. Чкалова оператором. Кстати, в соседнем цехе в той же должности начинал свой трудовой путь и будущий Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Украине Виктор Черномырдин. Александра Петровна помнит, как частенько одалживали они друг у друга пятерки до зарплаты. Виктор Черномырдин сделал карьеру, перебрался в Москву, в кредитах операторов нуждаться перестал. А Александра Петровна доработала до льготной пенсии, похоронила мужа, воспитывала внуков. Однажды в руки к ней попало старое письмо ее дяди, в котором тот рассказывал все, что знал об их семейной родословной. Дядя помнил, что ветвь Шевченко на Урале началась от деда Андрея Ивановича (или Иосифовича), выходца с Черкасщины, которого пан проиграл в карты капиталисту Стабиусу. Бельгиец как раз собирался осваивать новые земли в Оренбуржье и ему нужны были работящие крепостные. Вот так и была привита украинская ветвь Шевченко на Южном Урале.

Александра Петровна перевернула гору литературы, досконально изучила биографию Тараса Шевченко и теперь почти уверена, что Андрей Иванович (Иосифович), проигранный в карты Стабиусу, есть никто иной, как сын родного брата Тараса Шевченко — Иосифа, а значит, и она, и ее дети — это дальняя ветвь шевченковской семьи. В этих ее рассуждениях нет ни грамма расчета, ни капли корысти. Понимая, что в Украине фамилия Шевченко столь же распространена, как и фамилия Федоров в России, ей хочется верить в невозможное. А читая-перечитывая стихи украинского поэта, бывая в музее Шевченко, она все чаще приходит к выводу: родство душ гораздо важнее родства кровного.

Светлана БОЖКО

На фото: Памятник Т. Шевченко в центре города. Старинный герб южноуральского города Орска. Стенд в Орском краеведческом музее, посвященный Кобзарю Украины.

«Украина и мир сегодня» № 8 - 04 http://uwtoday.com.ua/index.php?page=full&id=388

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка