Роберт Конквест

3 августа ушел из жизни британский историк Роберт Конквест, много сделавший для разоблачения истинного лица сталинского режима

Историка Роберта Конквеста, умершего 3 августа в возрасте 98 лет, многие называют первым человеком, раскрывшим миру глаза на преступления режима Иосифа Сталина. Книги историка оказали сильнейшее влияние на коммунистов на Западе, пишет корреспондент Би-би-си Стивен Эванс.

Если вы родились в семье коммуниста, книги Конквеста для вас были настоящим откровением.

В моем случае оба моих дедушки были коммунистами, членами Партии (ее так и называли, даже не уточняли, какой именно партии).

Отец моего отца вступил в партию вскоре после Октябрьской революции 1917 года и остался ей верен (иначе не скажешь), несмотря на советские вторжения в Венгрию и Чехословакию, – никакие разоблачения и контрреволюционные идеи его веру не поколебали.

Дома у моего дедушки в Бедлиноге в Южном Уэльсе спорили много, но по большей части впустую. Складывалось такое ощущение, что споришь с самыми ярыми религиозными фанатиками.

Всему, что печаталось в газетах Soviet Weekly или Morning Star, они верили свято.

На полке у дедушки стояло полное собрание сочинений Сталина (не заметно было, чтобы эти тома часто открывали). Когда бабушка как-то раз за ужином предположила, что должна же быть хоть какая-то преступность в Советском Союзе, дедушка тут же потребовал прекратить "наглую ложь".

Мой отец вспоминал то облегчение, что он ощутил в 1941 году, когда Гитлер решил отвернуться от Сталина и пойти войной на своего недавнего подельника.

До этого мои родственники опасались интернирования (как сторонники недружественного государства). Но потом Красная Армия вдруг стала союзником Британии, а коммунисты стали активнее всех поддерживать войну.

Та же религиозная атмосфера сохранялась и во времена Холодной войны. Все попытки подвергнуть сомнению достижения Советского Союза отметались как пропаганда.

Когда одного видного диссидента посадили в психиатрическую лечебницу, в моей семье говорили, что он действительно не в своем уме, если вздумал сомневаться в преимуществах социализма.

Поэтому для тех из нас, кто действительно сомневался, книга "Большой террор: сталинские чистки в 30-х годах" оказалась из ряда вон выходящей.

Эта книга вышла в 1968 году, когда Советский Союз в ответ на попытку либерализации в ходе "пражской весны" ввел войска в Чехословакию. Она совершила настоящий сдвиг в умах и рассеяла сомнения (в том числе и мои).

В книге были просто и без прикрас представлены факты о чистках и убийствах, которые говорили сами за себя.

Уже после того, как открылись советские архивы, оказалось, что описания Конквеста правдивы. Можно было спорить о цифрах – о том, сколько именно миллионов людей стали жертвами сталинских репрессий, – но большинство фактов подтвердилось.

Еще в 1960-х годах многим казалось, что мир разделен на два равноправных идейных лагеря. Но потом появилась книга Роберта Конквеста с описанием советской реальности.

Нам ясно и четко рассказали, как НКВД расстрелял сотни тысяч человек всего за несколько месяцев в 1937-1938 годах.

Мы прочитали, как чистки офицеров, совершенные параноиком Сталиным, подорвали боевую готовность Красной Армии.

Конквест рассказал, как в один день 12 декабря 1937 года Сталин с Молотовым лично одобрили 3167 смертных приговоров, после чего отправились в кино.

Спустя некоторое время Конквест написал еще одну книгу – "Жатва скорби", где описал советскую коллективизацию и массовый голод на Украине в 1932-33 годах.

Конквест задокументировал, что происходило в конкретных деревнях. Он описывал каннибализм и голод.

Еще до войны факты голода приводил в своих статьях известный британский журналист из Уэльса Гарет Джонс, который лично побывал тогда на Украине.

Ему однако противостоял московский корреспондент New York Times Уолтер Дюранти, который плясал под дудку советских пропагандистов.

Дюранти писал, что никакого голода не было. "Условия тяжелые, но голодомора нет". Ему же приписывается знаменитая фраза о сталинском режиме: "Нельзя приготовить омлет, не разбив яиц".

Когда вышли книги Конквеста, стало ясно, кто из них двоих – Дюранти или Джонс – был прав.

В Холодной войне было что-то религиозное – разочаровавшиеся коммунисты говорили о боге, которого они потеряли. Особо ярых защитников веры, однако, ничто, даже множащиеся свидетельства преступлений режима, не могло свернуть с пути.

Когда Никита Хрущев разоблачил "культ личности" Сталина в 1956 году, у моего дедушки случилось нервное расстройство. Собрание сочинений вождя убрали с глаз долой за телевизор.

Дедушка умер почти сразу после развала Союза. В старости он уже не совсем отдавал себе отчет в том, что его бог умер. Он никогда не читал книги Конквеста, а если бы прочел, посчитал бы их за самую убогую пропаганду времен Холодной войны.

Мексиканский писатель Октавио Пас сказал как-то, что книги Конквеста положили конец спорам о сталинизме. Но это неправда. Некоторые, быть может, даже в современной России, все еще испытывают ностальгию по этому монстру.

Но книги Конквеста смогли открыть глаза тех, кто был готов к этому. Я это знаю. Я это помню.

Джерело:http://www.bbc.com/russian/uk/2015/08/150806_conquest_stalin_impact

Уход патриарха

Долгая, предельно творчески насыщенная, жизнь этого выдающегося исследователя советского тоталитаризма (сам он всегда определял свою научную профессию как «советская история») является убедительным примером человеческой и профессиональной порядочности, верности первой обязанности ученого – искать истину, какой бы какой суровой она ни была.

Роберт Конквест родился 15 июля 1917 года в Молверни (графство Вустершир, Британия) в семье американского бизнесмена и норвежки. Образование, степень бакалавра и магистра по философии, а впоследствии – докторскую степень по советской истории он получил в Оксфорде. В 1937 году вступил в Компартию Великобритании, но вскоре, поняв, что собой являет эта политическая сила, покинул ее. Участник Второй мировой войны. В 1944-1948 годах работал пресс-атташе британского посольства в Софии, что дало ему возможность быть свидетелем жестокой коммунизации Болгарии. До 1956 года – сотрудник МИД Великобритании.

Наиболее известный труд историка – «Большой террор. Сталинские чистки 30-х» (1968). Это первое полное исследование Большого террора в СССР, опубликованное на Западе в то время. Основывалось оно большей частью на официальной информации, обнародованной в СССР во время «оттепели» (хотя и не только). Считал, что сталинские чистки, репрессии и голод погубили жизнь 20 миллионов человек. Тогда, в конце 60-х, это утверждение вызывало жесткие нападки левых интеллектуалов. Конквест, в свою очередь, критиковал их за слепоту и доказывал, что сталинизм был логическим следствием ленинизма.

В известной украинцам книге «Жатва скорби: советская коллективизация и террор голодом» тоже очень остро полемизировал с «левыми» на Западе, расценивая отрицание ими масштабов Большого Голода в СССР как «интеллектуальный и моральный позор». Член Британской академии. Принимал участие в подготовке материалов к избирательным кампаниям Рональда Рейгана. Лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко за книгу «Жатва скорби» (1994). Награжден орденом Ярослава Мудрого (в 2006 г.) за заслуги в изучении Голодомора.

Умер в Поло-Альто (Калифорния, США) от воспаления легких 3 августа 2015 г. Символично, что почти одновременно в центре Вашингтона, напротив Капитолия, состоялось открытие большого памятника жертвам Голодомора в Украине.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»

«КОНКВЕСТ ИЗМЕНИЛ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЗАПАДА О ГОЛОДОМОРЕ»

Александр МОТЫЛЬ, профессор политологии Университета Рутгарс, директор программы изучения Восточной и Центральной Европы, Нью-Джерси, США:

– Роберт Конквест больше чем кто-либо изменил представление Запада о Голодоморе. До появления его книги подавляющее большинство специалистов по СРСР не имели никаких знаний о голоде в Украине. Поскольку книга, являющая собой серьезный научно-исследовательский труд, была написана человеком не украинского происхождения, то стало невозможно утверждать, что Голодомор был незначительным или взгляды автора были «предвзятыми».

После Конквеста Голодомор стал вопросом, который не мог игнорировать ни один серьезный ученый в СССР. Более того, поскольку книга была написана в типично литературном стиле Конквеста, то это способствовало ее распространению среди читателей за пределами университетов и имело важное влияние на взгляды журналистов, аналитиков и других профессионалов.

«ЕГО ТРУДЫ ЕЩЕ ДОЛГО НЕ УТРАТЯТ СВОЕЙ АКТУАЛЬНОСТИ»

Альгидрас КУМЖА, экс-посол Литвы в Украине, Вильнюс:

– Я очень часто листал труды Конквеста. Помню, как меня попросили на годовщину Голодомора в Оперном театре выступить, тогда я еще раз полистал книги на эту тему и среди них книгу Роберта Конквеста «Жатва скорби: советская коллективизация и террор голодом». И она всегда была моим основным источником и помощником.

Литовский парламент одним из первых признал, что Голодомор был геноцидом, и наша политика по этому вопросу, безусловно, основывалась на его книгах. Это большой честный труженик и исследователь истории.

К сожалению, его книги не получили такую известность, которой они заслуживают. И к сожалению, эта очень болезненная и печальная тема у нас, в Европе, еще недостаточно известна. Многое замалчивается. Я думаю, что его труды будут долго жить. И эта такая болезненная тема будет оставаться в нашей памяти.

С другой стороны, нужно отметить, что Конквест открыл для Запада настоящее лицо сталинского коммунистического режима. Потому его книги были важны не только для Украины, но и для Литвы, а также других балтийских стран.

Ведь эта информация о преступлениях сталинизма была очень важна тогда, когда наши страны хотели освобождения от советского ига. К сожалению, эта информация важна и сегодня. Нельзя сказать, что западный мир осознал тяжесть этих преступлений. И потому эта тема остается острой, а работы Конквеста еще долго не утратят своей актуальности.

«ПО СУТИ, ДЖЕЙМС МЕЙС СТАЛ СОАВТОРОМ, НЕ ПОДЧЕРКИВАЯ СВОЕЙ РОЛИ»

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом истории Украины 20—30-х гг. ХХ в. Института истории Украины Национальной академии наук Украины:

– За последние 15 лет Роберт Конквест почти не выходил из стен своего университета в Стенфорде из-за плохого состояния здоровья.

После его книги «Жатва скорби», которая у нас выдержала несколько изданий и была переведена на все основные языки мира, картина украинского Голодомора впервые стала понятной для широкой общественности. Даже в нашей стране, когда мы входили в СССР, о голоде нельзя было говорить вообще: будто его и не существовало.

После того, как Конквест написал «Большой террор» о 1937 годе в Советском Союзе, он стал всемирно известным. Украинская диаспора в США и Канаде попросила его о том, чтобы он написал книгу о 1933 годе в Украине. Конквест на это согласился.

В диаспоре также узнали и о молодом американском исследователе Голодомора Джеймсе Мейсе. Он был глубоким специалистом по истории Украины. Мейс прекрасно знал украинский язык, владел материалом. Он сделал Конквесту фактически всю основу того, что вошло в книгу «Жатва скорби». В сущности, Джеймс Мейс стал скромным соавтором, не подчеркивая своей роли.

Роберт Конквест был не только талантливым ученым и историком. Он был и литератором высокого уровня: поэтом и писателем. Это «содружество» превратило «Жатву скорби» в бестселлер — книгу, которую, несмотря на ее страшное содержание, можно было читать и воспринимать.

Книги Конквеста внесли огромный вклад в те темы, которые были белыми пятнами. Конечно, ныне у нас совсем другой уровень знаний, мы уже далеко превысили его в этой теме Конквеста: и по 1933 году, и по 1937. Но он был первым в этой области и этим все сказано.

Достаточно ли в Украине изучено наследие Конквеста? Как это не смешно звучит, у нас в Институте истории Украины есть отдел историографии и источниковедения. Он занимается украинской историографией ХІХ в., Грушевским и кем угодно. Это, конечно, хорошо и нужно, и полезно для науки. Однако этот отдел не изучает нас самих.

За последние 25 лет Институт истории наработал колоссальное количество материалов, сделал огромный вклад в мировую историографию. Эти труды известны, но неизвестны их авторы. То же можно сказать и о Конквесте. О Мейсе немного больше знают только потому, что он несколько лет работал в газете «День» редактором англоязычного дайджеста. И газета, и главный редактор Лариса Ившина чувствуют себя обязанными перед памятью Мейса, издают его книги в Библиотеке газеты «День».

В Киево-Могилянской академии я читаю спецкурс по Голодомору. Магистры знают достаточно хорошо Мейса, а Конквеста — практически нет.

«БЕЗ ЗНАНИЯ ИСТОРИИ ОЧЕНЬ СЛОЖНО БЫТЬ ГРАЖДАНИНОМ»

Энн ЭППЛБАУМ, американская журналистка, автор книги «ГУЛАГ: паутина большого террора», Вашингтон:

– Книгу «Жатва скорби» Роберт Конквест написал вместе с Джеймсом Мейсом, который очень хорошо разбирался в истории. В то время, когда Роберт писал эту книгу, он был известен как автор популярной истории Советского Союза. Он был поэтом и историком, прекрасно владел литературным стилем и способом передачи истории, который нравился людям.

Вспомните, какими были исторические документы до того, как открылись архивы СССР. А Конквест смог использовать интервью, мемуары, существующие документы, собрать их в одну книгу и сделать ее доступной. В то время как вышла книга, многие люди сомневались, правда ли это, учитывая отсутствие доступа к архивам.

На мой взгляд, эта книга изменила восприятие по крайней мере ее читателей о Голодоморе. Потому что раньше никто не писал об этом. И он смог сделать тему Голодомора частью истории Советского Союза. Это было чрезвычайно важно для украинской общественности во всем мире. Его талант как прекрасного писателя, синтезатора заключался в том, чтобы воспользоваться работой других историков, в частности Джеймса Мейса, других украинцев, работавших в Гарвардском институте, который начал проект с изучения Голодомора, и пролить свет на это событие.   Он был прекрасен в этом, а также в том, чтобы распространять правду о Голодоморе среди научного сообщества.

Что касается важности работ Конквеста для современного мира, очень важно, чтобы мы понимали историю Советского Союза и историю Украины внутри СССР. Потому что это является фоном некоторых конфликтов и определенной политики, которую мы видим сегодня. Люди, воюющие в настоящий момент на востоке Украины, являются внуками тех, кто осуществлял Голодомор и теми, кто страдал от этой беды. И их опыт продолжает формировать их ментальность.

Очень важно понять, что произошло тогда, потому что Голодомор стал возможен вследствие тоталитарного образа мышления и способа организации общества. Поэтому очень важно помнить, как это было сделано. Если мы хотим избежать его повторения, то нам нужно избежать воссоздания политических и идеологических условий, которые привели к этому.

Относительно важности изучения истории собственной страны или собственного народа. Не может быть такого, чтобы вы жили в стране и не понимали, почему вещи происходят именно так, а не по-другому. Вам нужно знать, как они формируются и почему реализуются определенным образом. Если вы хотите объяснения этому или тому, почему украинцы разговаривают не на украинском языке, а на русском, или же почему ваша страна выглядит именно такой, какой она сейчас есть, вам нужно знать основы ее истории. Поэтому вам очень важно знать историю Украины.

Поскольку я историк, то считаю, что история — важнейший предмет для преподавания в школе. Но вам также нужно хорошо знать и математику. Однако без знания истории очень сложно быть гражданином, избирателем или принимать участие в политической жизни страны. Без знания истории, трудно понять, почему происходит именно такой развитие событий в стране, и каких ошибок нужно избегать, чтобы они не повторились.

И сейчас важно, чтобы нынешнее молодое поколение посмотрело на новый контекст прошлого, в частности на Голодомор, чтобы лучше понимать ход истории.

Я тоже пишу книгу о Голодоморе, хотя война в Украине отвлекает от этого. И в настоящий момент, находясь в Вашингтоне, я почти ежедневно продолжаю ее писать. Действительно, книга, которую написал Конквест, была лучшей книгой на то время. Он использовал все возможные тогда документы в этой книге. А за последние десятилетия появилось очень много новых документов, в частности благодаря усилиям ученых в Украине, Канаде, США и Великобритании. И я работаю с этими материалами, чтобы написать абсолютно новую книгу о Голодоморе, которая не изменит суть, но в ней более детально описаны механизмы преступления сталинского режима. В этой книге будут использованы труды украинских ученых, она будет доступна широкой общественности.

Мыкола СИРУК, Игорь САМОКИШ, «День»

Джерело: http://www.day.kiev.ua/ru/article/den-planety/uhod-patriarha

Додаткова інформація:

https://ru.wikipedia.org/wiki/

http://www.alleng.ru/d/hist/hist140.htm

http://www.svoboda.org/content/article/27171593.html

http://inosmi.ru/world/20150808/229504020.html

http://www.inopressa.ru/article/05aug2015/times/Conquest.html

http://censor.net.ua/news/346747/

 

На світлинах: Роберт Конквест. Историк за своим рабочим столом. Легендарная книга Конквеста. Во времена Большого террора в 1937-1938 годах были расстреляны без суда 750 тысяч человек. Книга о голодоморе в Украине. 

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка