Виталий Крикуненко
Виталий Крикуненко

Информ-блок, посвященный 310-й годовщине со дня рождения украинского путешественника и писателя
Часть 2

Чем прославился «киевский пешеходец» Василий Барский?

"...Аще кто узрит костелы, они суть прекрасного иждивения, чинного расположения, совершенной мере в высоте..."

Много было на Руси святой странников. Чьи-то имена громко звучат и поныне, как например, купеческого звания Афанасий Никитин, ходивший за три моря в Индию. Но есть и такие, что незаслуженно забыты. Среди них - знаменитый в свое время путешественник Василий Григорович-Барский (1701-1747).

 

Судьба его начиналась в граде Киеве, и во многом - вопреки родительской воле… Сын небогатого купца Григория Григоровича, жившего на Подоле, Василий с детства отличался неукротимой любознательностью и неизбывной мечтой повидать дальние страны. Отец, владевший грамотой, дал ему начатки знаний, которые считал вполне достаточными для всей последующей жизни.

Но жадный до учения и упорный в своих устремлениях хлопец решил поступить в Киево-Могилянскую академию, а решив, добился протекции ее префекта, Феофана Прокоповича, по которой зачислен был в бурсу. Здесь он изучил славянские языки, латынь и Закон Божий, и дошел до класса риторики. Но, к несчастью, подкачало здоровье. Незаживающая язва на ноге, причинявшая долгие страдания, стала причиной отбытия юноши во Львов, славившийся традициями искусного врачевания. Впрочем, помимо медицины его интересовали ученые люди этого славного града.

Выбрав момент, когда батька был в отъезде по своим торговым делам, Василий умолил мать отпустить его, и отправился в путь, но в дороге посыльный от вернувшегося родителя нагнал беглеца, передав повеление возвратиться домой. Отпрыск, однако, не свернул с выбранного пути, а написал письмо отцу, прося прощения и сообщая, что идет во Львов, а может, и далее. Двигался болезный пешком, сопровождаемый товарищем своим Иустином Леницким. Шли они, шли себе, и после многих невзгод прибыли, наконец, благополучно во Львов, где действительно вылечился болезный. Казалось бы, что еще надо?!

Тем не менее, вместо того, чтобы вернуться в Киев, Василий и Иустин поступили в класс риторики Львовской иезуитской академии: хитрецы выдали себя за братьев из польского города Бара (а предки Григоровича как раз и были родом из Бара волынского). Однако обман вскоре был обнаружен, и псевдополяки оказались изгнанными их стен учебного заведения.

Не долго огорчаясь, неунывающие приятели составили новый план: совершить паломничество в Рим (вообще-то, на ту пору излеченного больше интересовал итальянский город Бар, или Бари - как близнец родовым местам). Так вот и начались многолетние странствия пешеходца Василия Григоровича-Барского, который за время путешествий приобрел и другие псевдонимы (Василий Киевский, Плака Альбов).

О первом городе на пути в далекий Рим он написал так: «Место оно разделено есть на две части: един град старый, камнем крепко огражденный, на единой стране реки, именуемый Пешт; другой каштель или замок новый на горе, такожде или крепчае каменною огражден стеною, на другой стране реки, и иже именуется латински и немецки Буда, славенски же Будим».

Увы, посетить сей славный град путешественникам не удалось, поелику стража «не пропустиша выйти в ня». Причиной такой строгости стало отсутствие у паломников необходимых документов, и им еще повезло: могли обвинить в бродяжничестве и отправить на галеры. Благоразумно не настаивая на пропуске в город, странники обошли его и двинулись дальше…

И вот уже Вена предстала перед ними во всем блеске. Она была описана в путевых записках Василия «аки рай земной». Паломники с восторгом любовались красотами местными, но, помимо этого, им удалось также лицезреть в австрийской столице императора Карла VI, а также запастись, наконец-то, патентами от папского нунция, чтобы беспрепятственно продолжить свой путь.
Перебравшись через Альпы, приятели достигли Италии. Правда, к этому времени Василия

скрутили недуги, приобретенные в небезопасных странствиях, полных лишений. К тому же открылась старая рана, излеченная во Львове. Но и это не все… Дальше - больше: на подходе к итальянскому Бару (к коему так стремился, помня о городах-близнецах по названию) Григорович потерял документы, а товарищ его, Иустин, решил избавиться от обузы и оставил больного, которого уже начинала бить лихорадка. По прихоти судьбы, следы Иустина с того момента теряются, за предательство он заплатил небытием в последующей истории.
Василий же оказался в лечебнице. Проведя в ней несколько дней, туманящимся от боли и жара/холода умом понял, что умрет, если останется на имевшемся здесь наискуднейшем попечении. И сбежал. Или ушел. Или уполз, - еле живой ведь был. И надо ж такому случиться, что двигаясь еле-еле, минуя невероятным способом стражи и посты, в голоде и нужде, превозмогая боль, жар и озноб, он… выздоровел! Случилось это под стенами достославного Неаполя.
С благоговением ходил странник по улицам, истово любуясь потрясшей его красотой города: «Что же реку о лепотном строении его, которое увеселяет сердце и очи видящим, аще кто узрит костелы, они суть прекрасного иждивения, чинного расположения, совершенной мере в высоте, долготе и широте, лепотного строения отвне покровлены цению, внутрь же великими резаными досками мраморными, иные белыми, иные черными, иные червлеными, иные пестрыми и всяко все различновидными цвети».

Затем, продолжив путь, паломник приходит в Вечный город. «Рим отвне зело многокрасен. Много бо услаждают зеницы людские оные церкви древним строением здание, с многими главами, цению и медию покровлены и позлащенные на себе кресты имущими». В Риме Василию довелось получить сюрприз. Он остановился в гостинице, куда прибыл посланец папский, дабы пригласить 12 приезжих на обед с Первоиерархом. В ожидании этой чести вблизи Ватикана бродили десятки и сотни приезжих. А наш герой об этом ничего не знал, но привлек внимание представителя Ватикана тем, что скромно стоял в стороне, помалкивая, - и неожиданно получил приглашение…

Из столицы путешественник отправился в Венецию, которую назвал «нетленной девицей», подумывая об обратном пути на родину. Но там он встретился со старцем Рувимом Гурским, который был, с одной стороны, доверенным лицом митрополита Стефана Яворского, с другой - царевича Алексея Петровича. Попавший в опалу грозного царя Петра I священник предложил Барскому вместе идти в Иерусалим и получил согласие. Правда, совместный путь оказался коротким, поскольку старец вскоре скончался.

А у Василия Киевского впереди были еще долгие странствия,

Валентина ПОНОМАРЁВА

Толерантність

Ревний католик і правовірний мусульманин

Життєва історія Василя Григоровича-Барського (1701-1747) схожа на сюжет захоплюючого пригодницького роману. Син поважного київського купця, щоб вступити до Києво-Могилянської академії, таємно від батька з'явився до її префекта Феофана Прокоповича, який і зарахував хлопця в бурсу. "Не сильний у науці був,- розповідав про себе Василь,- однак пройшов малі школи, навіть до риторики". 1723 року Василь попрямував до Львова, де вступив у ієзуїтську академію під вигаданим прізвищем - Панський (1724 р). Проте ієзуїти невдовзі здогадалися, що мають справу з православним, і вигнали його з академії. Так почалася подорож, яка тривала більше двадцяти років.

Його неодноразово били й грабували, незвичний клімат ставав причиною тяжких захворювань, що врешті-решт і вкоротило віку мандрівникові. Давалася взнаки ще дитяча травма лівої ноги. Якщо не мав грошей і харчів - жебракував, жив на пожертви. Коли не було за що їхати, просив, аби дозволили примоститися на відкритій палубі корабля.

Якщо з'являлися проблеми з в'їздом до чужої країни, перетворювався на "убогого турецького подорожнього", видавав себе за дервіша - жебрака-ченця, що йде поклонитися могилі пророка Мухаммеда. У католицькій Польщі перетворювався на ревного католика, в арабських країнах - на правовірного мусульманина. Випадкових попутників називав "єдиноутробними братами", а з Григоровича під час серйозної небезпеки став Барським, щоб приховати своє походження. Якось для порятунку життя йому навіть довелося прикинутися юродивим.

Один тільки список країн, в яких побував Василь Григорович-Барський, займе чимало місця. Тут і Європа - Болгарія, Угорщина, Румунія, Молдавія, Австрія, Італія, Греція, а потім Близький Схід - Палестина, Сирія, Аравія, Туніс, Єгипет.

Першим містом в Єгипті, яке відвідав мандрівник, стала Розетта. Пізніше там знайдуть знаменитий Розетський камінь, за допомогою якого вдасться розшифрувати єгипетські ієрогліфи. Але на той час то були -«неведомо какие письма: сабли, луки, рыбы, человечьи головы, руки, ноги, топорки, а иного и знать нельзя, видимая и невидимая, а сказывают, будто некая мудрость учинена». Біля Каїру його вразили «рукотворні гори» - величні піраміди.

У Дамаску Григорович-Барський прийняв чернечий сан від антіохійського патріарха Сильвестра (1734 р). Шість років прожив він на острові Патмос, де святий Іоанн написав своє «Откровення».

В 1746 році мандрівник отримує листа від префекта києво-подільських шкіл Варлаама Лащевського із запрошенням зайняти кафедру грецької мови в Києво-Могилянській академії, і вирішує повернутися до Києва. Історію своїх подорожей Григорович-Барський виклав у записках, що разом з багатьма ілюстраціями зберігались спочатку у його матері, яка давала їх переписувати усім охочим. Зрештою, за сприяння князя Г. Потьомкіна у 1778 році було видано "Пешеходца Василия Григоровича-Барского Плаки Албова, уроженца киевского, монаха антиохийского, путешествие к святым местам в Европе, Азии и Африке находящимся, предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 г., им самим писанное"…

А на Подолі залишилося багато перлин брата мандрівника - видатного архітектора Івана Григоровича-Барського, і серед них знаменитий фонтан «Самсон» на Контрактовій площі.

Анатолій Кияшко,
науковий співробітник Музея Однієї Вулиці

Путешествуя с Григоровичем-Барским

Н.В. Зыкова

По стопам паломника

Он называл себя московитом, гражданином Киева. <...> Свой жизненный путь он начал в Киеве, в многодетной семье малограмотного торговца. Семья жила в районе знаменитого Киево-Печерского монастыря. Покоренный красотой православия, светом веры, совсем юным поступил в Киевскую Духовную Академию. Из-за болезни ног не окончил полный курс, однако изучил славянские языки, Закон Божий и латинский язык. Продолжил образование в Львове, где выздоровел. Благодарный Господу за исцеление, решил отправиться в паломничество по Святым местам. Много путешествовал (1723-1747), можно сказать, что всю жизнь провел в пути. Много работал над собой. Из бедного странника превратился в известного педагога, исследователя и писателя. Барский четыре раза побывал на Кипре.<...> В то время там было более 60 монастырей. Он посетил более 50, оставил потомкам их описание и чудесные зарисовки.<...> Идея пройти дорогами Барского родилась сама собой во время чтения его книги. Так красочно описывал Барский Кипр XVIII века, его природу, с такой симпатией жителей страны в тяжкую годину иноземного ига, что появилось неодолимое желание оказаться в тех же местах, увидеть древние храмы и монастыри, встретиться с потомками киприотов, которые гостеприимно встречали русского гостя, делились с ним хлебом, предоставляли кров.<...>

Выставка "2000 митрополии Морфу"

В глубине времен, скрытой от нас почти тремя столетиями, идет киевлянин Василий Барский по кипрской земле. Он держит путь на Север Кипра. Увы, не дано нам пройти дорогами Северного Кипра (книга окончена до открытия в апреле 2003 года границы, разделяющей свободный, греческий, и оккупированный, турецкий, Кипр - прим. ред.). И присоединимся мы к Василию Барскому чуть позже, когда приведут его странствия в Скуриотиссу. А сейчас, позвольте пригласить вас, мои дорогие читатели, на интересную выставку в Никосии. Выставка посвящена 2000-летию митрополии Морфу. Уникальные сокровища православного искусства собраны здесь. Драгоценные иконы, древние книги и ... рисунок Барского. К горькому сожалению, часть митрополии и не малая находится на оккупированной территории. Святым покровителем этого района Кипра считается cвятой Мамант, поэтому монастырь cв. Маманта в Морфу особенно почитался. Василий Барский был потрясен великолепием монастыря. "Такого прекрасного и просторного строения больше нет на Кипре". Взгляните на рисунок Барского. Тщательно изображен каждый камень, положенный в монастырские стены. И больно смотреть на фотографию, экспонирующуюся рядом. Лишь руины на месте святыни. В 1974 монастырь cв. Маманта был разрушен по приказу оккупационных властей. Устроители выставки обращаются к нам с трогающим до глубины души возгласом: "Испытание выпало нам и перед беспристрастным судом истории и Божиим судом мы должны делами ответить: действительно ли мы носители великой цивилизации и достойны ли мы однажды в храме cв. Маманта в Морфу обратиться к Господу в торжественной молитве!"<...>

Итак, вместо путешествия на север, мы побывали на выставке. А между тем, Василий Барский шел из монастыря св. Маманта по горным тропам, и село Скуриотисса было на его пути, там он посетил монастырь, посвященный Божией Матери. Приехали и мы в Скуриотиссу на встречу с Кипром XVIII в.

Святая Скуриотисса

Название "Скуриотисса" произошло от греческого слова ржавчина, звучит совсем не поэтично, но когда видишь цвет горных кряжей, окружающих село, то понимаешь причину такого названия. Камни имеют рыжевато-красный отлив, потому что это и не камни вовсе, а руда. Руда, содержащая медь. Как тесно переплелись исторические эпохи на Кипре. Мы приехали сюда на поиски древней византийской церкви, которая когда-то была частью монастыря, а оказались у основания древнего медного рудника. О многом могли бы рассказать камни Скуриотиссы, но где же церковь? В наших поисках нам помог крестьянин Ренос Ктиру, он познакомил нас с сельским священником отцом Панкратием. Священник нас очень порадовал тем, что читал книгу Барского и хорошо знает об истории своей родной земли. Отец Панкратий привел нас к храму. Он находится на территории миротворческих сил ООН, аргентинский контингент размещен вокруг церкви. А рядом с военной частью шлагбаум. Путь на Север закрыт, и турецкий флаг развевается неподалеку. Таковы реалии начала XXI века.<...>

Разговор с Реносом

Ренос показывает на холмы за долиной: "Вон там деревня, где Бенкташ (президент Северного Кипра - прим. ред.) родился. Я думаю иногда, неужели ему не хочется приехать и взглянуть на родное село?!" Лицо Реноса становится грустным. "А вот мне так хочется вернуться. Мой дом в Морфу. Здесь, совсем недалеко. Флассу - красивое село, но Морфу... В Морфу так красиво. Ушли мы в 1974 году, мне было 19 лет и больше не видел родной земли".

Хочется отвлечь нашего нового друга от печальных мыслей, спрашиваем о детях. С гордостью говорит крестьянин о дочери, которая учится в Греции и будет психологом. Разговор возвращается к Василию Барскому, к России. Ренос говорит: "Россия... Всегда знали, она есть. Большая православная страна. С детства помню, отец говорил, священник в церкви объяснял. Ведь мы - братья. Вот зашли в церковь. Вижу, вы молитесь у наших икон, и молитва у нас одна. Дай Вам Бог счастья!"

Монастырь святого Иоанна Лампадиста

"Я шел среди огромных горных массивов, взбираясь на горные кряжи и спускаясь в долину, - записывал наш неугомонный путешественник, продолжая свой путь по кипрской земле, - целый день я шел по дикому лесу, не зная дороги. И, наконец, вышел к селу жители которого показали мне дорогу к монастырю". Это был монастырь святого Иоанна Лампадиста. Мы тоже подошли сюда одним жарким летним днем, уставшие и мучимые жаждой. Звонкая горная речка Сетрахос бежала у подножия монастырских стен в глубине ущелья, наполняя окрестности веселым шумом.<...> Берега этой маленькой речки помнят апостолов Павла, Марка и Варнаву. В 45 году от Рождества Христова, по земле Кипра шли апостолы, выполняя завет Господа. Они несли свет христианства, а их проводником был киприот Ираклидий. Здесь, у подножья холма, апостолы крестили Ираклидия, и у самой воды стоит памятный знак. Впоследствии Ираклидий стал митрополитом.<...>

Поднимемся теперь к монастырским вратам. Этот монастырь посвящен одному из самых любимых на Кипре святых - Иоанну Лампадисту. Предание рассказывает, что родился он в деревне Лампас. Мальчик с детства проявлял интерес к Священному Писанию, с четырех лет уже читал Библию и выказывал выдающиеся способности. Когда вырос, отказался жениться, так как чувствовал, что мирская жизнь не для него. Вскоре он потерял зрение и ушел в монастырь. Пребывание в монастыре было наполнено самоотречением, постом, молитвами. "Он укротил свой дух", - сказано в жизнеописании святого, опубликованном в 1667 году. Подвиг Иоанна был вознагражден Господом, он получил дар исцелять больных. Молодым Иоанн умер, был погребен в монастыре. Прошли годы. Однажды человек, страдающий эпилепсией, случайно дотронулся до могильного камня и исцелился. Весть о чудесном исцелении разнеслась по Кипру...<...>

В далеком 1735 году пришел сюда Василий Барский.<...> Василий Барский застал в монастыре только десять монахов. Несмотря на преследования турок, они помогали жителям села, берегли святые реликвии. Главная святыня монастыря хранится до наших дней в центральной церкви храма. Это гробница святого Иоанна Лампадиста. В специальной нише находится рака с мощами святого, чье имя носит монастырь. Паломники на протяжении столетий приходили сюда, молясь об исцелении и прощении грехов. "Приложился и я к мощам святым, сбросил бремя моих грехов благодаря исповеди", - записал Барский.<...>

На стене над ракой можно различить автографы паломников разных эпох, словно голоса из веков минувших. А вдруг и наш паломник оставил надпись? Рассматриваем автографы и вдруг ... удача! Среди других - аккуратным учительским почерком написано имя Василий Барский и дата -1735. Три дня провел Барский в этом монастыре "по причине гостеприимства монахов и красоте местности".<...> Затем Барский засобирался в путь.<...> "И вновь я шел через громадные леса и дикие горы, заблудился и уже не надеялся до темноты добраться до цели моего пути - монастыря, великого и славного", - записал Барский. А цель его была - святой Киккский монастырь. О нем, главной святыне Кипра, наш следующий рассказ.

Святой, царский ставропигиальный монастырь Киккской Богоматери

Он так стремился в Киккос, спешил обнять своих товарищей, но главное увидеть Ее - чудотворный образ, источник милосердия, икону Киккской Богоматери. Солнце клонилось к закату. "Успею ли до темноты?" - подумал путник, убыстряя шаг.<...> Какая-то пичуга вспорхнула на дерево и неожиданно залилась звонкой трелью. "И птицы-то поют здесь по - особенному, не так, как у нас". Василий улыбнулся, он вспомнил легенду, которую ему рассказали в Киккосе. Давным-давно в этих краях птицы пели песню, которая сохранилась в памяти людей:

Киккоса-Киккоса гора
Станет монастырем
Золотая Владычица в него войдет
И никогда не выйдет.

А ведь сбылось, и монастырь стоит, и Владычица - в нем.<...>

Как тепло приветствовали его монахи! <...> Сколько лет прошло с тех пор, а память бережно хранит те дни. Тогда Барский записал: "Маленькая и прекрасная церковь расписана фресками. Здесь хранится икона Богородицы, которая на правой руке держит младенца-Христа. Она известна тем, что творит многочисленные чудеса, и каждый день монахи служат благодарственные молебны пред Ее Божественным ликом".<...>

Барский записал предание, которое на Кипре знает и ныне и стар и млад. В годы золотой Византии, когда в Царьграде правил император Алексей Комнин, был послан на Кипр наместником надменный князь Мануил Вутомитис. Однажды князь охотился в горах Троодоса и заблудился. Неподалеку жил отшельник старец Исаия. К нему и обратился князь, чтобы узнать дорогу. Старец в ту минуту молился и не прервал молитву. Гордый князь, привыкший, что его приказы исполняются незамедлительно, разгневался, да так, что ударил старца. После этого Вутомитис нашел дорогу и вернулся в Никосию, однако вскоре тяжело заболел, и когда страдания стали невыносимыми, князь понял, что эта кара небесная и послал за старцем. Исаию привели ко двору наместника. Униженно просил прощения Вутомитис, просил исцеления. Вместо ответа Исаия молился Господу Богу и больной исцелился. Через некоторое время гордый князь отбыл в Константинополь. При императорском дворе он нашел всех в печали и скорби. Оказалось, что дочь Алексея, юная царевна заболела неведомой болезнью, и никто не в силах был ей помочь. Рассказал Вутомитис царю об Исаие, и послали на Кипр за отшельником. Прибыл Исаия к царскому двору и силой молитвы исцелил царевну. Ни золота, ни жемчугов не захотел старец в награду. Он попросил императора передать ему и всему кипрскому народу икону Божией Матери, писанную евангелистом Лукой. К огромной радости киприотов икона была доставлена на Кипр, и по указу императора заложен монастырь.<...>

"Мне оказали такое гостеприимство, - записал Барский, - что я много дней провел в монастыре...Особенно добр был ко мне игумен Софроний, человек добродетельный, гостеприимный, мудрый, богобоязненный. Он дал мне милостыню, спаси Господи его душу". Барский с большим уважением отмечает, что монахи много и тяжело работают в монастырских садах, на полях и пастбищах. "Они живут плодами своего труда", - записал русский паломник, - Киккский монастырь очень известен во всем христианском мире и именно поэтому притеснения турок особенно сильны. Монахи преодолевают все трудности с честью, потому что Пресвятая Богородица помогает им". Двадцать три дня провел наш паломник в этом "славном, удивительном и мирном монастыре, таком далеком от мирских скорбей, отдохнул и подкрепился". С благоговением молился Барский вновь пред дивным ликом Богородицы, исповедался и уже готов был отправиться в путь, в края Пафосские. И вдруг - приятная неожиданность: добрейший игумен Софроний дал ему провожатого, выделил мула и благословил. Путь предстоял нелегкий и дальний, и первый раз Василий Барский не шел, а ехал, добрым словом поминая игумена и братию великого и славного монастыря. Так было в далеком 1736 году...И вот с трепетом душевным и мы стоим у врат святого монастыря Киккоса в году 2001. Ну что ж, войдем, перекрестясь. Нас здесь ждут. <...>

Cегодня нас ожидает встреча с интересным человеком, монахом Киккского монастыря, архимандритом Исаией. О том, что в Киккском монастыре есть монах, который окончил Духовную Академию в России, я узнала, когда готовила информационный материал для русских прихожан в храме св. Лазаря. <...> Мы попросили отца Исаию принять нас и рассказать о том, как живет монастырь, помнят ли там Барского. <...> Он вышел нам навстречу, статный, голубоглазый, с окладистой бородой, и неожиданно очень молодой "Добро пожаловать!" - на чистом русском языке произнес архимандрит Исаия.<...> Из храма переходами поднимаемся в монастырскую гостиную; по дороге отец Исаия говорит: "Василий Барский у нас в Киккосе был дважды, и мы помним о нем, ведь он положил начало традиции, с тех пор русские паломники частые наши гости и особенно любимые". Эти слова архимандрита словно камертон задает тональность нашей беседе, и она течет по дружескому и непринужденному руслу. Вот мы и в гостиной, это очень уютная и светлая комната, на столе монастырские сладости и напитки. "Это все плоды наших трудов", - рассказывает отец Исаия, - помните у Барского написано, что монахи очень много трудятся. Эта традиция жива, вот сегодня очень беспокоился, что опоздаю на нашу встречу - мы сейчас рубим деревья". Наша беседа идет на русском языке. И естественен вопрос о годах учения в России. Отец Исаия рассказывает: "Эти годы были нелегкими, но прекрасными. Пользуясь, случаем, хочу выразить мою глубокую благодарность педагогам. Особенно профессору Соколюку, настоящему наставнику, высочайшему специалисту, человеку с большой буквы. Память сохранила трогательные воспоминания о посещении Святых мест, довелось мне побывать, например, в Оптиной Пустыни, Свято-Сергиевой Лавре. Все это - мои духовные университеты. Огромное значение в моей жизни имеют мои русские товарищи". Позже, когда архимандрит пригласил нас в свою келью, на стене мы увидели портрет выпускников Духовной Академии, которые были сфотографированы вместе с Патриархом Всея Руси Алексием II. Среди российских выпускников Исаия Киккотис - наш собеседник. Наш разговор возвращается в далекий 1736 год, к Василию Барскому. Отец Исаия говорит: "Имя Барского мы вспоминаем с большим уважением. Меня, как киприота, трогает до глубины души то, что он не был на Кипре сторонним наблюдателем. Он страдал, видя наши беды, переживал их, как свои. Этот человек - символ духовного родства наших народов. Он мне и эмоционально близок. Кипр сыграл огромную роль в судьбе Барского, его духовным наставником был Сильвестр Киприот, известный религиозный деятель того времени. В моем же духовном становлении велика роль России и российских педагогов. Хочу отметить исторически-научное значение трудов Барского. Он написал настоящее научное исследование: факты истории, народные традиции и даже географическое описание местности находим мы на страницах его "Хождений". Нам повезло, Барский посещал наш монастырь дважды, поэтому мы располагаем бесценными историческими материалами по истории монастыря XVIII века. И это благодаря Василию Барскому". Касаемся мы в беседе и дня сегодняшнего. Как живет великий монастырь у истока XXI века?

Добрые дела

Архимандрит Исаия подчеркивает: "Говорить о своих добрых делах у православных христиан не принято. Это противоречит нашей этике. Но, понимая, что нас очень интересует не только история, но и современная деятельность славного монастыря, отец Исаия рассказывает: "В монастыре нашем около 30 монахов. Помните, Барский с любовью пишет об игумене Софронии? Нашего игумена зовут Никифор, это видный религиозный деятель, наш духовный учитель, образец для подражания. По инициативе игумена было воплощено в жизнь множество важных и необходимых для Кипра программ. Монастырь является центром сохранения православного наследия страны, исторической и культурной памяти кипрского народа. В 1986 году учрежден Исследовательский центр Киккского монастыря, где находится и архив, и богатейшая библиотека. По решению игумена Никифора не так давно (1995) был открыт музей Свято-Киккского монастыря Значительны усилия монастыря, в области народного образования Монастырь подарил большие земельные участки для строительства школ, оборудовал школьные мастерские и компьютерные классы. Мы вступаем в XXI век с многими планами, думаем о будущем Кипра, поэтому оказываем помощь молодежи.Благотворительная деятельность включает стипендии, которые монастырь выплачивает малообеспеченным студентам; и тем, которые учатся на Кипре, и тем, кто учится за рубежом. Может быть, Вашим читателям будет интересно узнать, что в Московской Духовной Академии мы открыли кафедру новогреческого языка, монастырь выплачивает зарплату преподавателям, субсидирует публикации научных трудов.

Хочется рассказать Вам и еще об одном интересном, на наш взгляд, проекте. Вы путешествуете по местам, связанным с Василием Барским. А значит, побывали в отдаленных горных селах нашей страны. Есть такое слово "депопуляция" - обезлюживание. Вот оно лучше всего отражает то, что происходит в горных деревнях Троодоса. Монастырь пришел на помощь селу Кампос. Как решить проблему, как сохранить молодежь в селе? Начать мы решили с родителей. Построили завод по переработке фруктов. Он обеспечил рабочими местами жителей села. Затем поддержали школу, оборудовали компьютерный класс, помогли найти преподавателей". С увлечением рассказывает архимандрит о проекте "Кампос", о том, как позаботились о туристах, которые приедут, чтобы увидеть живое старинное село. Была построена маленькая сельская гостиница. Но особенно тронуло меня то, что монастырь построил в Кампосе традиционную кофейню. Так была проявлена забота о пожилых сельчанах. Ибо, какое же это кипрское село, если нет там кофейни, где собираются старики за ароматной чашечкой кофе, где ведут они свои нескончаемые беседы? "То, что я вам рассказал лишь маленькая толика работы",- замечает отец Исаия.

Научно-исследовательский центр Киккского монастыря

Однажды в 1735 году посетил эти места наш герой Василий Григорович-Барский. По своему обыкновению он оставил нам подробное описание монастыря и детально зарисовал его. Издревле небольшой участок земли вблизи Никосии принадлежал Киккскому монастырю, являлся его владением (метохией). В 1636 году архиепископ Кипра заложил здесь монастырь Архангелов. Его центром был храм, посвященный Архангелу Михаилу. Сейчас здесь, вокруг старинной византийской церкви, расположился Культурный центр Киккского монастыря. Это целый комплекс, в который входят библиотека, научно -исследовательский центр, реставрационные мастерские, центр изучения греческого языка, нарядный конференц-зал.

Наш гид Харрис Ставридис, молодой ученый, выпускник Гарвардского университета, рассказывает: "Наш Центр был основан по инициативе игумена монастыря в 1986 году. Здесь работают ученые над различными проектами, посвященными важным вехам истории Кипра. Так, например, директор Центра, видный историк и педагог Иоанн Теохаридис, исследует Оттоманский период, когда Кипр находился под турецким гнетом. В нашем разговоре господин Теохаридис сказал, что рисунок Барского, на котором изображен монастырь Архангелов, находится у него на столе.<...>

Хранитель библиотеки Х.Строполос познакомил нас с богатейшим собранием книг, есть в библиотеке и труды о Барском, написанные учеными разных стран. Несколько лет назад Кикккский монастырь приобрел на одном из аукционов книгу Барского "Странствия", которая была издана в 1885 году под редакцией Н. Барсукова, с волнением беру старинный фолиант в руки и не могу оторваться от чтения целый час. Позвольте процитировать вдохновенные строки Барского о православной вере: "Стоит недвижима, аки гора, красится красотою, аки невеста, сияет в сем мире, аки солнце, светя на благия и злыя...горит всегда непрестанным пламенем любви, иже к Богу".

Времен восстановленная нить

В реставрационных мастерских можно провести несколько дней подряд…<...> Мастера Андрей и Меникос Менику работают сосредоточенно и увлеченно.<...> Узнав, что мы исследуем эпоху Барского, Меникос замечает: "Я встречал в горных церквях автографы Барского. Когда он не находил в монастырях монахов, он оставлял скромную надпись на стене. (Часто турки жестоко преследовали монахов, и они вынуждены были покидать монастыри) "Такое чувство, протяни руку и коснешься его руки, интересно было бы встретиться с ним, ведь он был, как и мы, художником. Манера его наивна, но очень самобытна. Барский был талантливым человеком, и еще он очень любил Кипр". <...>

Праздник в Махерасе

<...> Приближался день Успения Богородицы, Василий мечтал его встретить в монастыре Махерас, одном из самых почитаемых на Кипре<...>

"От монастыря св. Илии до монастыря Богородицы два часа пути. Но я заблудился и целый день провел, взбираясь в горы и опускаясь с них, ошибочно считая, что приближаюсь к монастырю. Сколько времени я потратил, карабкаясь по камням, падая, покрываясь потом, и уже совсем отчаялся, так как не знал, где же я нахожусь. К вечеру я забрался на склон одной очень высокой горы, недалеко от ее вершины, там была площадка удобная для ночлега. Я решил там заночевать. Не боялся я диких зверей, так как на Кипре нет больших зверей, опасных для человека. Но боялся я очень диких змей, которых на Кипре множество. Самая опасная называется "кофи", что значит "глухая". Говорят, более нигде она не встречается, только на Кипре. Очень ядовита она и для людей, и для животных. И вот был я в таком состоянии, и беспокойстве, и сомнении, не имея ни воды, ни хлеба с собой, чувствуя ночной холод. Но с помощью Богородицы вдруг ниже по склону горы я увидел белеющие очертания, которые вначале принял за камни. Однако потом разглядел очертания людей. На Кипре рабочий люд ходит в белых одеждах. Но не радость, а беспокойство меня обуяло. А вдруг это нечествиые турки, тогда жди невзгод. Я много слышал от людей, что нет на Кипре разбойников, бандитов, но приходится бояться турок, так как издеваются они над православными, творят беды злые. Но делать нечего, положился я на волю Божию, на заступничество Богродицы и громко крикнул людям, ведь надо было как-то и ночь проводить, и дорогу на Махерас узнавать. Они откликнулись, и позвали меня. Положил я на себя крестное знамение и пошел к ним. Слава Господу, то были православные киприоты, которые, работая в лесу, заночевали здесь. Они были очень дружелюбны, ко мне отнеслись с симпатией и интересом, обещали утром показать дорогу. Приняли меня они в свой круг с радостью, а я так просто счастлив был. С ними были хлеб, вода, оливки. Они со мной поделились. Спаси их, Господи!"<...> Так провел Василий Барский ночь накануне Успения Богородицы 14 августа 1735 года.

Оказывается, Барский заночевал на склоне горы Кионион, которая является одной из самых высоких на Кипре. Утром местные жители показали Барскому дорогу. <...> В монастыре он встретился с игуменом и монахами. <...> После службы Василий подошел к архиепископу поприветствовать его. Василий пишет: "Мне было неудобно подходить к нему в моей поношенной одежде, которая поистрепалась в странствиях. Но дружески поприветствовал он меня, и пред многими знатными людьми он похвалил мои труды и путешествия мои".<...>

Барский описал монастырь тщательно и подробно.<...> Он подробно описал святую икону Богородицы Махерас.<...> Предание говорит, что великую эту икону спрятали в период иконоборчества от расправы. Какой-то православный положил рядом со спрятанной иконой нож. Словно желая этим поступком сказать: "Пусть Богородица не будет беззащитной, пусть Ее оборонит этот нож". Нож - по гречески "махера", поэтому и монастырь, который был построен восемьсот лет назад носит это имя, напоминая нам драматические страницы истории Кипрской Православной Церкви". <...>

И сегодня в монастыре Махерас идут приготовления к празднику, он хорошеет, красавец-монастырь, вступая в свое 800-летие. Молодой и полный энергии игумен монастыря архимандрит Арсений руководит работами, братия хранит и преумножает духовные ценности…<...>

Омодос. Страница первая. Апостол Филипп (I век)

Я пишу эти строки накануне дня Святой Троицы, в этот день прославляется и вспоминается Сошествие Святого Духа в виде огненных языков. <...> Был среди апостолов и Филипп, тогда молодой юноша из Галилейского города Вифсаиды. <...> После сошествия Святого Духа, он стал проповедовать Евангелие в Галилее, Греции, Аравии, Эфиопии, Сирии и Малой Азии. Многие чудеса совершал святой Филипп, исцеляя людей, возвращая зрение ослепшим. Однажды воскресил умершего младенца. Погиб апостол мученической смертью в возрасте 87 лет в городе Иераполе.

Каким-то образом часть мощей святого попала на Кипр. Василий Барский, который с особенным почтением относился к святым реликвиям, с волнением молился у мощей святого Филиппа. Тогда они хранились в селе Арсос. Барский, зная, что не каждому православному судьба подарит паломничество на Кипр, тщательно зарисовал ковчег с мощами. Тогда же он и записал, что село Арсос опустело, т.к. турки замучили жителей своими поборами и жестокостями. В это тяжкое время, было принято решение драгоценные мощи апостола Филиппа перенести в более безопасное места. Так они оказались в селе Омодос, в монастыре Святого Креста, где бережно хранятся и поныне, являясь источником благодать для тысячи прихожан и паломников. Интересно, что печати четырех византийских императоров удостоверяют подлинность мощей.

Страница вторая. Святой истинный Крест (IV век)

Омодос гордится реликвиями и гордится по праву. Частица истинного Креста и фрагмент веревки, которой были связаны руки Христа, безусловно, драгоценнейшие святыни Омодоса. Барский подробно описал их, называя "Уже или часть верва". Заметил он и красные полосы, следы засохшей крови. Барский не выяснил, откуда эти драгоценные реликвии в Омодосе, но записал поэтичную легенду, что какому-то достойному христианину после ведения посчастливилось найти эти реликвии под деревом. Позже над местом находки был заложен монастырь Святого Креста. Исследовательница Партог в известном труде "Византийский Кипр" пишет: "Монастырь этот такой же древний, как и известный монастырь Ставровуни. Предание гласит, что построен он был над маленькой пещерой, где хранились реликвии и вскоре это место стало особенно почитаемым для кипрских паломников". Почему мы так чтим все, что связано с Крестом? Здесь на Кипре в честь Креста называют детей. Ставрос и Ставрула -популярные имена. Один из важнейших праздников посвящен Кресту Господню. <...>

Келани: вера, шелк и святое вино

Монах Василий Барский, взвалив на плечи нетяжелую котомку, вышел из гостеприимного дома священника и, пересекая площадь Омодоса, оглянулся в последний раз на красавец-монастырь. Было раннее утро, дышалось легко, а впереди ожидало его старинное село Келани. <...> Барский добросовестно записал о Келани: "Здесь киприоты изготовляют сильное и сладкое вино, которое известно по всей Оттоманской империи до самой Италии. Называется оно Коммандария и может сохраняться многие годы, не пропадая. Наоборот, чем старше оно становится, тем сильнее его вкус и ароматнее запах". За месяцы странствий, безусловно, Василий Барский бывал на литургиях неоднократно и, конечно, ни раз причащался. Поэтому мы делаем предположение вполне вероятное, что вкус Коммандарии Барскому был знаком. Ведь на Кипре в таинстве причастия используется именно это вино. И не только на Кипре, но и в Греции, Сербии и Болгарии. Во истину святое вино. <...>

А между тем, дорога, которая петляла среди виноградников, привела нашего героя в старинное село Келани. "Здесь я отдохнул немного в доме священника, и мы ели хлеб", - записал Барский. Обратил внимание Барский, как много тутовых деревьев в селе. В этом селе жители производили шелк. "Они изготовляют одежду из шелка, и он не уступает дамасскому",- записал Барский. Мы сидим в доме моих хороших друзей, в другом селе Палеометохия. Я им рассказываю о том, что на Барского в 1735 году огромное впечатление произвело то, что киприотки носили шелковую одежду. В России шелк был очень дорогой. <...> Хозяйка дома Мария, подходит к старинному шкафу и достает рулон ткани. Ткань желтоватого цвета, легкая, прохладная на ощупь. "Это мама наготовила, еще в ранней молодости, - объясняет Мария - все детство прошло под стук ткацкого станка. Мы, дети, бывало, засыпаем и слышим мерное постукивание. Мама ткет и напевает песню. И так спокойно на душе. Сколько наши мамы ткали, плели кружев, вышивали. Их золотые руки приносили красоту в дом". Подметил эту красоту и московит Василий Барский. Он неоднократно пишет о кипрском шелке. Интересным представляется последняя глава в его книге, которая называется "Заключение". Там он перечисляет одиннадцать особенностей Кипра, которые отличают остров от других стран. И в одном из пунктов Барский пишет: "Почти все, кто рождены здесь находчивы, умны и красноречивы, женщины здесь носят шелковые одежды, которые очень привлекательны, но совсем не дороги". <...>

Иду по пустынным в этот жаркий день узким улочкам Келани. Традиционное кипрское село, застенчивые улыбчивые лица людей. И кажется, вот сейчас, в глубине улочки мелькнет фигура нашего пешеходца, который, отдохнув, вновь засобирался в путь. "И спустился я вниз с горы, и шел вдоль ручья и пришел в небольшой монастырь св. Мавры, а там всего лишь две кельи, и маленькая церковь. Монастырь располагается в долине на берегу ручья. И стоит монастырь среди бегущей воды, звона струй и свежего воздуха", - так поэтично описал Барский монастырь св. Мавры, который настолько очаровал нашего паломника, что захотелось ему остаться здесь подольше. Здесь было все, что нужно для тихой молитвы: древний храм, старинные иконы, драгоценные мощи св. Мавры. А еще было здесь бегущая вода. Для Барского, человека тонко чувствующего прекрасное, звон водных струй был лучшей музыкой для души. "Звук может быть целительным. А здесь вода прямо под алтарем струится, как же разумно построен этот храм: и для глаз приятно и для слуха полезно", - записал Барский. <...>

Обитель Праведного Лазаря

По прочтению книги Барского могу с уверенностью сказать, что две святыни особенно поразили его воображение, тронули православную душу нашего паломника особенно глубоко. Это славный Киккский монастырь, о котором мы писали подробно в предыдущих материалах, и храм святого Лазаря.

В 1726 году Василий, молодой, жаждущий новых впечатлений, плыл в Святую Землю. Корабль причалил к кипрскому берегу, чтобы пополнить запасы продовольствия и воды. Всего лишь полтора дня Барский пробыл в Лимассоле, и за это короткое время он многое узнал. В путевом журнале наш паломник записал: "На этом острове святой Лазарь, кого Христос воскресил из мертвых в Вифании, был епископом. Он умер здесь вторично и его гробница здесь, а; где мощи - одному Богу ведомо". (Мощи Святого были обретены в 70-х годах XX века) Спустя семь месяцев Василий возвращался из Иерусалима. Корабль сбился с курса, и вновь причалил в Лимассоле. Шел апрель 1727 года. Барский был твердо убежден, что это знак свыше, Сам Господь привел его на кипрские берега, чтобы посетил Василий святые храмы и монастыри, написал о них, зарисовал. Василий серьезно отнесся к своей миссии, он оставил корабль и три месяца путешествовал по Кипру. Прибыл наш паломник в Ларнаку, молился в стенах храма святого Лазаря и, как водится, подробно все описал. "Ларнака - не город и не деревня, это место недалеко от побережья, где размещены французская и английская торгово-дипломатические миссии. На самом морском берегу располагается пристань Аликас. Корабли из множества стран приплывают и пристают здесь. На Кипре английские, французские, турецкие купцы покупают вина, сыр, оливковое масло, мед, плоды рожкового дерева, красители. В торговом квартале Аликаса стоит храм святого Лазаря. Он просторный и высокий, крепким иждивением сооруженный" Говоря современным языком, на строительства храма было затрачено много средств. "Имеет эта церковь императорский вид. И есть неопровержимые свидетельства, что, храм создан самим святым Лазарем". <...>

В 1730 году Барский вновь попал на Кипр. <...> В те времена на Средиземном море свирепствовали пиратские шайки. Капитан корабля, на котором плыл Барский, решил причалить у кипрских берегов, чтобы узнать обстановку в районе предполагаемого плавания, путь лежал из Сирии в Египет. И хотя лишь несколько дней пробыл наш путешественник на Кипре, не преминул он записать о "великом и прекрасном храме святого Лазаря в Ларнаке". Словно магнит, вновь и вновь притягивала церковь святого Лазаря русского паломника. И зима 1735-1736 гг., которую провел Василий Барский в Ларнаке, была наполнена светом этого храма. <...>

Восхождение к истокам

Паломники с волнением вступают в подземную часть храма, где бережно хранится гробница святого Лазаря, где звенят струи святого источника. А затем происходит главная встреча с благоуханными мощами святого. <...> Вот что написал после посещения церкви отец Глеб, настоятель храма святого Лазаря в Пятигорске: "Никогда мне не забыть посещения церкви святого Лазаря в Ларнаке. Я напитался благодатью, и впечатление может быть сравнимо только лишь с посещением Гроба Господня".

(Фрагменты из книги Н.В.Зыковой "Василий Барский: путешествие на Кипр XVIII века". Ларнака, 2002)

Составитель В.Г. КРИКУНЕНКО

ГУК г. Москвы Библиотека украинской литературы

13 января 2011 г.

Наш сайт: http://www.mosbul.ru

Наша электронная почта: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">іЦя електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Ларнака. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век
Ларнака. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век
Монастырь св. Георгия. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Монастырь св. Георгия. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Монастырь св. Иоанна Златоуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Монастырь св. Иоанна Златоуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Монастырь св. Маманта в Морфу. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Монастырь св. Маманта в Морфу. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.
Никозия (Левкосия). Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век
Никозия (Левкосия). Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век
Фамагуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век
Фамагуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век

На світлинах: Виталий Крикуненко. Ларнака. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век. Монастырь св. Георгия. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век. Монастырь св. Иоанна Златоуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век. Монастырь св. Маманта в Морфу. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век. Никозия (Левкосия). Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век. Фамагуста. Рисунок Василия Григоровича-Барского. XVIII век.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка