Фотознімок Дмитра Федоровича Васильчикова - ВасильченкаДо 125- річчя від дня народження Дмитра Васильчикова (Васильченко)

В історико-культурологічному клубі "Родичі – Велика сім`я", що діє при Бібліотеці української літератури в Москві, нещодавно відбулося засідання, присвячене 125- річчю від дня народження видатного українського і російського актора Дмитра Федоровича Васильчикова.

Ведучий клубу, заступник директора Бібліотеки Віталій Григорович Крикуненко представив гостям онука актора — московського театрознавця Юрія Борисовича Правикова, дослідника російсько-українських театральних зв'язків, пропагандиста досягнень українського театру в російській столиці. До речі  сказати, Ю.Б. Правиков — і активний читач Бібліотеки української літератури, то ж охоче відгукнувся на пропозицію організатора взяти участь у роботі клубу "Родичі — Велика сім`я".

Його ексклюзивна розповідь  про  Д.Ф. Васильчикова, збагачена  яскравими епізодами з життя та  творчості актора, збереженими в сімейних переказах, унаочнена багатьма фотографіями  із сімейного архіву, відтворила  перед учасниками зібрання  в затишному конференц-залі бібліотеки неповторні сторінки історії українського театру й кіно за участю великого майстра сцени.

"Назвеш його ім'я й відразу посміхнешся подумки посмішкою доброю та  світлою. Тому що у твоїй  пам'яті одразу ж виникають його дивні, ні на кого не схожі привабливі образи з їх дещо бешкетною фантазійністю, з одухотвореною імпровізаційністю. Йому по плечу всі жанри: опера, комедія, оперета, драма, водевіль, буфонада, фарс..." — говорив сучасник ювіляра народний артист СРСР І.С. Козловський на творчому  вечорі Д.Ф. Васильчикова в Центральному Будинку працівників мистецтв у Москві в 1940-му році.

"Васильчиков — це цілих дві епохи в російській та українській опереті. Унікальні природні дані відразу ж висунули його в перші ряди майстрів цього жанру. Куди б  цей артист  не приїжджав — усюди він ставав улюбленцем глядачів. Дмитро Федорович зіграв величезну кількість ролей у так званому "віденському" репертуарі, у класичних оперетах, у багатьох спектаклях радянської музичної комедії. У ньому глядач бачив свого артиста, що вийшов із народного середовища й досяг у своїй творчості всенародного визнання", — так відгукувався  про  нього майстер оперети народний артист Росії Н.Я. Янет.

Біографія Д.Ф. Васильчикова (справжнє  його прізвище — Васильченко, і, за свідченням онука, він доводиться племінником видатному українському прозаїкові минулого сторіччя Степанові Васильченко) унікальна.

1904 року талановитий юнак закінчив у Києві Музично-драматичну школу великого композитора М.В. Лисенко, де другим його вчителем був не менш знаменитий поет, драматург, режисер М.П. Старицький. Він багато гастролює з українськими музично-драматичними трупами Садовского, Карпенко-Карого, Гайдамаки, а також з російськими оперетами Бегоньє, Валентетті, Павлова, Боголюбова, Таганського... " Це були мої університети. З такими трупами "по городам и  весям" об'їздив і обійшов пішки всю Росію; — доводилися брати участь і в операх, і в балетах, і в драмі, і в оперетах, а мистецтву канкану вчитися  просто на сцені", — згадував згодом Васильченко-Васильчиков на сторінках всесоюзного журналу "Театр" за 1937 ч. Дотримуючись настанов своїх учителів, він намагався показати "живу людину"; наділяючи створювані їм образи соковитим малюнком, народним гумором, точною сатирою, а головне — умів створити обстановку інтимного спілкування з аудиторією. Незабаром молодий актор стає відомою й популярною постаттю провінційного опереткового театру того часу.

З 1915року він перебуває в діючій армії, куди потрапляє  за політичну сатиру зі сцени на адресу царського уряду: "Утром в газете, а вечером у Васильчикові в куплете..." — згадував Л.В. Собінов.

У революційному 1917 році Васильчикова обирають членом Царицинського Революційного Комітету Радянських Робітничих, Солдатських і Селянських Депутатів, де він керує роботою культурно-просвітнього комітету.

Як і раніше багато гастролює в Петрограді-Ленінграді, Москві, Києві, Харкові..., де зустрічається й співробітничає на сцені з видатними майстрами жанру: М.А. Ростовцевим, Г.М. Яроном, Н.М. Бравіним, Н.Я. Янетом, Н.В. Пельцер, М.І. Днєпровим, М.І. Вавичем, С.Г. Лін, А.Г. Мареничем... А разом зі своєю юною дружиною Лікою Богдановою ( згодом  — примадонна Ленінградської оперети Г.В. Богданова-Чеснокова) створює приголомшуючий дует — "театр у театрі", як писав у своїй монографії професор М.О. Янковський.

В 1922 році Васильчиков Декретом Раднаркому за підписом В.І. Ульянова (Леніна) був нагороджений званням "Заслужений артист республіки" із врученням ордена "Знамя Труда" (з 1935 року — орден Трудового Червоного Прапора).

Дивуєшся тому, скільки було відпущено одній людині: Васильчиков — співак, артист оперети, драми, режисер, організатор, критик, пропагандист. Він був членом різних комісій, рад, учасником мітингів... Був одним із засновників в 1929 році в столичному Харкові першого Державного Українського Театру Музичної Комедії; і незабаром   стає його директором і художнім керівником. На його сцені він закладає підвалини створення живого епічного образу в спектаклях класичного та сучасного репертуару. Васильчиков не просто створює характери, він руйнує звичайні рамки амплуа, і все грає по-своєму.

Негош ("Весела вдова"), Малон ("Роза-Марі"), Вепс ("Продавець птахів"), Луї Філіп Лятурет ("Баядерка"), Зупан ("Циганський барон"), Кутайсов ("Холопка"), Воляпюк ("Сильва"), Фуфайкін ("Зелений шум"), Ферапонт ("Солов'їний сад"), Пелікан ("Принцеса цирку")... — ось далеко не повний перелік творчих досягнень  артиста.

"Видатним звершенням Д.Ф. Васильчикова на радянській сцені було створення вперше на Україні й у СРСР таких образів, як Солопій Черевик ("Сорочинський  ярмарок"), Каленик ("Травнева ніч"), дід Нечипор ("Весілля в Малинівці"), Харко Ледачий ("Паливода")... Ці ролі стали класичними образами завдяки  детальності комедійного втілення, життєвій вірогідності й різнобічній віртуозній акторській техніці,  що були сприйняті  як традиція наступними виконавцями, а спектаклі за участю Д.Ф. Васильчикові  увійшли до "золотого фонду" українського театру музичної комедії" — відзначав у своїй книзі "Фарби Української оперети" академік, доктор мистецтвознавства Ю.А. Станішевський.

Народна артистка УРСР В.П. Новинська згодом  із ніжністю згадувала ті дні: "Грати з Васильчиковим було дуже цікаво, він проймав своїм темпераментом, принадністю. Він був справжнім господарем на сцені, кумиром усього Харкова, всієї України і  визнаним лідером театру. Сама тільки його присутність уже створювала дивовижно веселу й піднесену  атмосферу. А його бешкетні імпровізації ставили інших партнерів у тупик, дехто ж, навпаки, розцвітав од несподіваних придумок, і тим самим обновлявся малюнок спектаклю. Кожна його поява й відхід зі сцени супроводжувався громом оплесків".

В 1936 році Указом ВУЦВК  Д.Ф. Васильчиков перший на Україні серед артистів оперети був визнаний гідним почесного звання "Заслужений артист Української РСР". А в 1944 році Указом Президії Верховної Ради СРСР першим у Союзі серед артистів цього жанру нагороджується другим орденом Трудового Червоного Прапора.

У роки війни Д.В. Васильчиков працював у Московському Академічному Камерному Театрі під керівництвом А.Я. Таїрова. Провідна акторка цього театру Аліса Коонен згадувала : "Здавалося, що Вс. Вишневський спеціально написав роль боцмана Силича у музичній комедії "Розкинулося море широке" для унікального комедійного дарунку  Д.Ф. Васильчикова, настільки вона збіглася з його колоритною фігурою й уродженим почуттям народного гумору, а заслужена артистка УРСР Е.Г. Леонідова (дружина Дмитра Федоровича) створює в спектаклі соковитий образ Мар`ї Астафієвни. Сценка, де вони віртуозно виконують бешкетні куплети з запальним танком наприкінці, завжди завершувалася овацією глядачів, із проханням виконати танець на "біс".

Народний артист Росії Ю.І. Хмельницький (на той час актор Камерного театру, а з 1950 року головний режисер Московського, Ленінградського, Волгоградського, Краснодарського театрів оперети) розповідав Ю.Б. Правикову: "З Митею ми зустрілися на сцені в музичному спектаклі " Дуенья" за п'єсою Шерідана, де він темпераментно й смішно грав химерного у своїй неприборканій владності Дона Джеромо, а я виконував роль Фердинандо. Митя так захоплював і забовтував мене своєю дзвінкістю, легкістю й співучістю..., й ми так загравалися, що стали придумувати жарти..., а Таїров у лаштунках тупотів ногами й показував жестами, щоб ми закінчували відсебенькки..., а зал реготав і плескав ".

Народний артист СРСР В.І. Хохряков (з 1940 року - артист Малого театру СРСР), який працював  у свої юні роки в довоєнному столичному Харкові в Російській драмі,  писав у своїй книзі: "Я часто відвідував українську оперету й з ентузіазмом зустрічав кожний вихід Васильчикова, що буквально приголомшував зал для глядачів. Йому були підвладні ролі в "віденських" і в "сільських" оперетах — від князя до простого мужика. А як він танцював у "Сорочинському  ярмарку" і в "Мариці"! А скільки в нього було гумору! Його талант був захищений од усяких випадків залізним умінням працювати —  працювати завжди, з гострим інтересом до життя, з умінням відчути найважливіше , актуальне саме сьогодні. Він любив сміятися, і навіть не сміятися, а реготати! Тому йому вдавалися образи-шаржі. Вони були дуже смішними й разом з тим абсолютно реальними. Пригадується А.М. Бучма, який говорив, що навіть найменша  роль Васильчикова — це хвилинний шедевр! А для нас, молодих артистів, він був живою легендою, початком всіх початків у мистецтві. Зустрічалися ми з ним і у військовій Москві... Як не прийдеш до Васильчикова на Тверський бульвар, завжди в його будинку можна було когось застати: М.М. Тарханова, К.І. Шульженко, С.Б. Межинского, Є.М. Шатрову, Я.А. Гаркаві, Л.А. Русланову, В.Я. Хенкіна, які часто збиралися біля настінної  карти, де Васильчиков відзначав прапорцями шлях наших армій. Ми часто виступали з ним у госпіталях перед пораненими бійцями, з якими він миттєво налагоджував якісь незвичайно довірчі відносини".

Видатний письменник Костянтин Паустовський, котрий  дружив  з Камерним театром і з Васильчиковим, якось сказав тому :"У такий важкий час Ваш веселий життєвий оптимізм дуже потрібний. Особливо здорово, що Ви щодня буваєте в поранених — це велика справа".

В 1947 році Д.Ф. Васильчиков за запрошенням народного артиста СРСР А.Г. Крамова переходить із Оперети в Академічний театр російської драми імені О. С. Пушкіна, де він продовжував дивувати   глядачів блискучими, зовсім не схожими один на інший образами: Яїшниця ( гоголівська "Женитьба"), Лука ("На дні"), Сміттяр Дулітл ("Пігмаліон"), Линяєв ("Вовк і  вівці"), Галушка ("В степах України")..., а за роль Павловського в спектаклі про легендарного партизанського генерала Ковпака "Звитяга народна" він був висунутий на здобуття Сталінської премії (Державна премія СРСР).

Знімався Дмитро Федорович і в кіно, у ранніх роботах Протазанова, Кулешова, Пудовкіна, Довженка... Помітними його роботами була участь у фільмах "Білий орел", "Свято Святого Йоргена", "Весела канарка", "Журналістка"..., де він знімався з Мозжухіным, Качаловим, Мейєрхольдом, Жаровим, Ильїнським, Кторовим, Войцик... На особливому місці  в цьому переліку —  ексцентрична комедія за сценарієм В.В. Маяковського "Октябрюхов и Декабрюхов", у якій роль Октябрюхова була спеціально написана для Васильчикова.

Цей фільм учасники зустрічі в клубі "Родичі – Велика сім`я" змогли побачити на великому екрані бібліотечного кінотеатру, завдяки чому, як мовиться, навіч переконалися в незвичайному артистичному обдаруванні Дмитра Васильчикова.

Юрій Борисович Правиков у своєму театрознавчому екскурсі переконливо показав, що як артист Васильчиков ріс на українському ґрунті, його комедійно-драматичні теми знаходили виразно національне забарвлення. Він домагався живої конкретності образів, шукав і знаходив у народній традиції щирі, задушевні інтонації, мелодійні форми вираження людських почуттів і настроїв. "Народність є необхідна умова творчості будь-якого артиста" —  говорив Васильчиков своїм учням.

60 років віддав Васильчиков сцені, 45 з них — опереті. Рідкісний самородок (так про нього писав Остап Вишня), що ще при житті став легендою, він мислив широко, весело, точно відчував час, був справді народним артистом!

Таким, завдяки яскравим спогадам сучасників, свідченням родинної пам'яті, збережених онуком артиста, показу чудового кінофільму за участю Д.Васильчикова, й побачили його гості  Бібліотеки української літератури в Москві, які прийшли вшанувати  пам'ять видатного майстра сцени, що залишив помітний слід у театральному мистецтві України та Росії.

Його внук Юрій Борисович Правиков

На світлинах: Фотознімок Дмитра Федоровича Васильчикова - Васильченка. Його внук Юрій Борисович Правиков.

Віталій ГРИГОРЕНКО.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

 

Корифей украинской оперетты

К 125-летию со дня рождения Д.Ф. Васильчикова

В историко-культурологическом клубе «Родичі — Большая семья», действующем при Библиотеке украинской литературы в Москве, 18 ноября прошло заседание, посвященное 125-летию со дня рождения выдающегося украинского и российского актера Дмитрия Федоровича Васильчикова.

Ведущий клуба, заместитель директора БУЛ В.Г. Крикуненко представил гостям внука актера — московского театроведа Юрия Борисовича Правикова, исследователя российско-украинских театральных связей, пропагандиста достижений украинского театра в российской столице. Кстати сказать, Ю.Б. Правиков — и активный пользователь Библиотеки украинской литературы, живо откликнувшийся на предложение принять участие в работе клуба «Родичі — Большая семья».

Его эксклюзивный рассказ о Д.Ф. Васильчикове, обогащенный яркими эпизодами из жизни и творчества актера, сохраненными в семейных преданиях, проиллюстрированный множеством фотографий из семейного архива, воссоздал перед собравшимися в уютном конференц-зале библиотеки неповторимые страницы истории украинского театра и кино с участием крупного мастера сцены.

«Назовешь его имя и сразу улыбнешься мысленно улыбкой доброй и светлой. Потому что в твоей памяти тут же возникают его удивительные, ни на кого не похожие обаятельниейшие образы с их озорной фантазийностью, с одухотворенной импровизационностью. Ему по плечу все жанры: опера, комедия, оперетта, драма, водевиль, буффонада, фарс...» — говорил современник юбиляра народный артист СССР И.С. Козловский на творческом вечере Д.Ф. Васильчикова в Центральном Доме Работников Искусств в Москве в 1940-м году.

«Васильчиков — это целых две эпохи в русской и украинской оперетте. Уникальные природные данные сразу же выдвинули его в первые ряды мастеров этого жанра. Куда бы он не приезжал — всюду он становился любимцем зрителей. Дмитрий Федорович сыграл огромное количество ролей в так называемом «венском» репертуаре, в классических опереттах, во многих спектаклях советской музыкальной комедии. В нем зритель видел своего артиста, вышедшего из самой гущи народной и добившегося всенародного признания». — так отзывался о нем старейший мастер оперетты народный артист РСФСР Н.Я. Янет.

Биография Д.Ф. Васильчикова (настоящая его фамилия — Васильченко, и, по признанию внука, он приходится племянником выдающемуся украинскому прозаику прошлого века Степану Васильченко) уникальна. В 1904 году талантливый юноша окончил в Киеве Музыкально-драматическую школу великого композитора Н.В. Лысенко, где другим его учителем был не менее знаменитый поэт, драматург, режиссер М.П. Старицкий. Он много гастролирует с украинскими музыкально-драматическими труппами Садовского, Карпенко-Карого, Гайдамаки, а также с русскими опереттами Бегонье, Валентетти, Павлова, Боголюбова, Таганского... «Это были мои университеты. С такими труппами по городам и весям объездил и обошел пешком всю Россию; — приходилось участвовать и в операх, и в балетах, и в драме, и в опереттах, а искусству канкана учиться прямо на сцене» — вспоминал Васильченко-Васильчиков на страницах всесоюзного журнала «Театр» за 1937 год. Следуя заветам своих учителей он старался показать «живого человека»; наделяя создаваемые им образы сочным рисунком, народным юмором, и точной сатирой, а главное — умел создать обстановку интимного общения с аудиторией. Вскоре молодой актер становиться известной и популярной фигурой провинциального опереточного театра того времени.

С 1915года он находится в действующей армии, куда попадает за политическую сатиру со сцены в адрес царского правительства: «Утром в газете, а вечером у Васильчикова в куплете...» — вспоминал Л.В. Собинов.

В революционном феврале 1917 года Васильчикова избирают членом Царицинского Революционного Комитета Советских Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов, где он руководит работой культурно-просветительного комитета.

По-прежнему много гастролирует в Петрограде-Ленинграде, Москве, Киеве, Харькове..., где встречается и сотрудничает на сцене с видными мастерами жанра: М.А. Ростовцевым, Г.М. Яроном, Н.М. Бравиным, Н.Я. Янетом, Н.В. Пельцер, Н.И. Тамара, М.И. Днепровым, М.И. Вавичем, С.Г. Лин, А.Г. Мареничем... А вместе со своей юной супругой Ликой Богдановой ( впоследствии — примадонна Ленинградской оперетты Г.В. Богданова-Чеснокова) создает ошеломляющий дуэт — «театр в театре», как писал в своей монографии профессор М.О. Янковский.

В 1922 году Васильчиков Декретом Совнаркома за подписью В.И. Ульянова (Ленина) был награжден званием «Заслуженный артист республики» с вручением ордена «Знамя труда» (с 1935 года орден Трудового Красного Знамени).

Удивляешься тому, сколько было отпущено одному человеку: Васильчиков — певец, артист оперетты, драмы, режиссер, организатор, критик, пропагандист. Он был членом разных комиссий, советов, участником митингов... Являлся одним из основателей в 1929 году в столичном Харькове первого Государственного Украинского Театра Музыкальной Комедии; и вскоре становится его директором и художественным руководителем. На его сцене он закладывает основы создания живого эпического образа в спектаклях классического и современного репертуара. Васильчиков не просто создает характеры, он ломает привычные рамки амплуа, и все играет по-своему.

Негош («Веселая вдова»), Малон («Роз-Мари»), Вепс («Продавец птиц»), Луи Филипп Лятурет («Баядерка»), Зупан («Цыганский барон»), Кутайсов («Холопка»), Воляпюк («Сильва»), Фуфайкин («Зеленый шум»), Ферапонт («Соловьиный сад»), Пеликан («Принцесса цирка»)... — вот далеко не полный перечень творческих удач артиста.

«Выдающимся достижением Д.Ф. Васильчикова на советской сцене было создание впервые на Украине и в СССР таких образов, как Солопий Черевик («Сорочинская ярмарка»), Каленик («Майская ночь»), дед Нечипор («Свадьба в Малиновке»), Харко Ледачий («Паливода»)... Эти роли стали классическими образами по детальной комедийной разработке, жизненной достоверности и разносторонней виртуозной актерской технике, восприняты как традиция последующими исполнителями, а спектакли с участием Д.Ф. Васильчикова вошли в «золотой фонд» украинского театра музыкальной комедии» — отмечал в своей книге «Краски Украинской оперетты» академик, доктор искусствоведения Ю.А. Станишевский.

Народная артистка УССР В.П. Новинская впоследствии с нежностью вспоминала те дни: «Играть с Васильчиковым было очень интересно, он заражал своим темпераментом, обоянием. Он был хозяином на сцене кумиром всего Харькова, всей Украины и признанным лидером театра. Одно только его присутствие уже создавало удивительно веселую и приподнятую атмосферу. А его озорные импровизации ставили иных партнеров в тупик, иные наоборот, расцветали от неожиданных придумок, и тем самым обновлялся рисунок спектакля. Каждое его появление и уход со сцены сопровождался громом аплодисментов».

В 1936 году Указом ВУЦИКа Д.Ф. Васильчиков первый на Украине среди артистов оперетты был удостоен почетного звания «Заслуженный артист Украинской ССР». А в 1944 году Указом Президиума Верховного Совета СССР первым в Союзе среди артистов этого жанра был награжден вторым орденом Трудового Красного Знамени.

В годы войны Д.В. Васильчиков работал в Московском Академическом Камерном Театре под руководством А.Я. Таирова. Великая актриса этого театра Алиса Коонэн вспоминала : «Казалось, что Вс. Вишневский специально написал роль боцмана Силыча, в музыкальной комедии «Раскинулось море широко» для уникального комедийного дара Д.Ф. Васильчикова, настолько она совпала с его колоритной фигурой и врожденным чувством народного юмора, а заслуженная артистка УССР Е.М. Леонидова (супруга Дмитрия Федоровича) создает в спектакле сочный образ Марьи Астафьевны. Их общая сцена, где они виртуозно исполняют озорные куплеты с искрометным танцем в конце, всегда завершалась овацией зрительного зала, с просьбой исполнить танец на «бис».

Народный артист РСФСР Ю.И. Хмельницкий (в то время актер Камерного театра, а с 1950 года главный режиссер Московского, Ленинградского, Волгоградского, Краснодарского театров оперетты) рассказывал Ю.Б. Правикову: «С Митей мы встретились на сцене в музыкальном спектакле « Дуэнья» по пьесе Шеридана, где он темпераментно и смешно играл взбалмошного в своей необузданной властности Дона Джеромо, а я играл роль Фердинандо. Митя так увлекал и забалтывал меня своей звонкостью, легкостью и певучестью..., что мы так заигрывались, что стали придумывать хохмы..., а Таиров в кулисах топал ногами и показывал жестами, чтобы мы заканчивали отсебятину..., а зал хохотал и рукоплескал».

Работавший в свои юные годы в довоенном столичном Харькове в Русской драме народный артист СССР В.И. Хохряков (с 1940 года — артист Малого театра СССР) писал в своей книге: «Я часто посещал украинскую оперетту и с энтузиазмом встречал каждый выход Васильчикова, который буквально ошеломлял зрительный зал. Ему были подвластны роли в «венских» и в «деревенских» опереттах — от князя до простого мужика, А как он лихо отплясывал в «Сорочинской ярмарке» и в «Марице»! А сколько у него было юмора! Его талант был защищен от всяких случайностей железным умением работать — работать всегда, с острым интересом к жизни, с умением почувствовать самое важное, самое горячее сегодня. Он любил смеяться, и даже не смеяться, а хохотать! Поэтому ему удавались образы-шаржи. Они были очень смешными и вместе с тем абсолютно реальными. Вспоминается А.М. Бучма, который говорил, что даже самая маленькая роль Васильчикова — это минутный шедевр! А для нас, молодых артистов, он был живой легендой, началом всех начал в искусстве. Встречались мы с ним и в военной Москве... Как не придешь к Васильчикову на Тверской бульвар, всегда у него дома можно было кого-то застать: М.М. Тарханова, К.И. Шульженко, С.Б. Межинского, Е:М. Шатрову, Я.А. Гаркави, Л.А. Русланову, В.Я. Хенкина..., которые часто собирались у карты, где Васильчиков отмечал флажками путь наших армий. Мы часто выступали с ним в госпиталях перед раненными бойцами, с которыми он моментально устанавливал какие-то необыкновенно доверительные отношения».

Выдающийся писатель Константин Паустовский друживший с Камерным театром и с Васильчиковым как-то сказал ему: «В такое трудное время Ваш веселый жизненный оптимизм очень нужен. Особенно здорово, что Вы каждый день бываете у раненых — это большое дело».

В 1947 году Д.Ф. Васильчиков по приглашению народного артиста СССР А.Г. Крамова переходит из Оперетты в Академический театр русской драмы имени А. С. Пушкина, где он продолжал удивлять зрителей блистательными, совершенно не похожими друг на друга образами: Яичница («Женитьба»), Лука («На дне»), Мусорщик Дулитл («Пигмалион»), Лыняев («Волки и овцы»), Галушка («В степях Украины»)..., а за роль Павловского в спектакле о легендарном партизанском генерале Ковпаке «Доблесть народная» он был выдвинут на соискание Сталинской премии (Государственная премия СССР).

Снимался Дмитрий Федорович и в кино, в ранних работах Протазанова, Кулешова, Пудовкина, Довженко... Заметными его работами было участие в фильмах «Белый орел», «Праздник Святого Йоргена», «Веселая канарейка», «Журналистка»..., где он снимался с Мозжухиным, Качаловым, Мейерхольдом, Жаровым, Ильинским, Кторовым, Войцик... На особом месте стоит эксцентричная комедия по сценарию В.В. Маяковского «Октябрюхов и Декабрюхов», в которой роль Октябрюхова была специально написана для Васильчикова.

Этот фильм участники встречи в клубе «Родичі — Большая семья» смогли увидеть на большом экране библиотечного кинотеатра, благодаря чему, как говорится, воочию, наглядно убедились в необыкновенном артистическом даре Дмитрия Васильчикова.

Юрий Борисович Правиков в своем театроведческом экскурсе убедительно показал, что как артист Васильчиков рос на украинской почве, его комедийно-драматические темы обретали национальную окраску. Он добивался живой конкретности образов, искал и находил в народной традиции искренние, задушевные интонации, мелодические формы выражения человеческих чувств и настроений. «Народность есть необходимое условие всякого артиста» — говорил Васильчиков своим ученикам.

60 лет отдал Васильчиков сцене, 45 из них — оперетте. Редкий самородок (так о нем писал Остап Вишня), который еще при жизни стал легендою, он мыслил широко, весело, точно чувствовал время, был истинно народным артистом!

Таким, благодаря ярким воспоминаниям современников, свидетельствам семейной памяти, сохраненных внуком, показу замечательного кинофильма с участием Д.Васильчикова и увидели его гости Библиотеки украинской литературы, пришедшие почтить память выдающегося мастера сцены, оставившего заметный след в театральном искусстве Украины и России.

Виталий Григоренко. 

Додаток:

Революционерка, звезда, бабушка 

(Гликерия Богданова-Чеснокова)

Она ворвалась на экран в фильме «Мистер Икс», заполнив своим телом все пространство. С призывным кличем «Пелика-а-ан! Пелика-а-ан!» она стала настоящей звездой. Эту актрису невозможно было не заметить. К ней невозможно остаться равнодушным. «Гликерия Богданова-Чеснокова» – прочел я в титрах и запомнил это необычное имя на всю жизнь.

А спустя годы мне посчастливилось найти внука Гликерии Васильевны, человека тоже не совсем обычного, с долей «богдановочесноковской» чудинки. Юрий Правиков – человек довольно известный в кругах кинематографистов и деятелей театра. Он сценарист, продюсер, режиссер, театровед и собиратель всего того, что связано с именем Гликерии Богдановой-Чесноковой и Дмитрия Васильчикова – его деда, легендарного украинского актера, основателя первого в республике театра музыкальной комедии. Почему я написал о «чудинке», потому что Юрий Борисович целиком пропитан духом и шармом своей великой бабушки. Рассказывая о ней, он невольно переходит на ее интонации, использует ее жесты и даже копирует голос. Поэтому лично у меня иногда создавалось впечатление, будто в комнате находятся не два, а три собеседника, один из которых – Гликерия Васильевна Богданова-Чеснокова…

***

Она была «вся в бабушку», из сибирских казаков. Бабушка входила в толпу дерущихся, брала мужиков за шкирки и разводила в разные стороны. Лика росла такой же крупной, энергичной и смешливой. С таким же большим, «очаровательным» носиком. Такая же певунья. Как и бабушка, могла любую мелодию повторить с голоса. Станцевать – пожалуйста!

Лика хорошо училась. Память – от Бога, уникальная! Могла бы запросто овладеть китайским языком. Она подмечала за всеми характерные жесты, ужимки, могла изобразить любого знакомого. В гимназии одна школьная дама заявила: «Я подозреваю, что именно Богданова дала клички всем учителям».

Мама водила Лику по театрам – в Александринку, в Мариинку. Девочка охотно посещала школьный театр.

Озорная и любопытная, Лика Богданова была в курсе абсолютно всех событий в Петербурге. И однажды чуть было не оказалась… в большой политике.

- Гликерия Васильевна, а Вы в какую партию вступали? За большевиков, за меньшевиком, за кадетов? – подначивал ее, спустя годы, внук.

- Господи! Да никто об этом не думал! Какие кадеты?! Свобода, равенство, какая-то новая жизнь! А то ведь жили очень плохо. После 1914 года как-то все оборвалось, и на душе плохо стало… Веришь?

Лика Богданова вступила в рабочие ячейки, искренне поверив, что царь России не нужен. Она посещала кружки РСДРП, записывалась в бригады санитарок, в группы рабочей молодежи - ей было любопытно все. И в ночь штурма Зимнего дворца она шла именно штурмовать Зимний дворец. В составе вооруженного отряда Выборгской стороны.

Когда в кино впервые показали взятие Зимнего, штурм знаменитой арки, Гликерия Васильевна страшно расстроилась. Она увидела солдат и матросов, карабкающихся по воротам, и подумала, что в ту ночь попросту опоздала: «Я ничего этого не застала! Я пришла слишком поздно! Там уже все кончилось, все было взято!» Ей так и не пришлось узнать правды, что никакого штурма не было, а большевики спокойно вошли через комендантский подъезд.

Стоит заметить, что Лике в то время было всего 13 лет.

А уже вскоре Лика Богданова отправилась в Школу русской драмы при Александринском театре. Комиссию возглавляли великие мастера Софронов и Мичурина-Самойлова.

- Что Вы будете читать?

- Читать я ничего не буду, я буду петь, - и выдала весь репертуар, с которым выступала перед ранеными. А в заключении прочла монолог Плюшкина из «Мертвых душ». Да так, что руководитель театра Юрьев от смеха упал со стула.

И ее взяли. И курс этот был невероятно звездным, фантастическим: Михаил Царев, Николай Черкасов, Юрий Толубеев, Николай Симонов, Александр Борисов, Елизавета Уварова, Борис Чирков, Константин Адашевский, Василий Меркурьев и Гликерия Богданова. Их дружба протянулась через всю жизнь.

Театральную школу Богданова окончила в 1922 году и поступила в Александринку. Благодаря счастливой случайности, почти сразу получила роль - служанку Люси в «Мещанине во дворянстве». На этом везение закончилось, ролей больше не было. И тут в ее судьбе появился знаменитый украинский актер Дмитрий Васильчиков. Он искренне заинтересовался юной Ликой и предложил: «Вам никогда здесь не дадут сыграть то, что нужно молодой актрисе для багажа. Вам надо наиграть, накричать голос… Поедемте со мной. У меня турне: Кисловодск, Пятигорск, Одесса, Крым…»

И она поехала.

***

Где-то на юге, в одном из городов Дмитрий Федорович и Гликерия Васильевна обвенчались. В том же 1922 году у них родилась дочь Лида. Но брак был недолгим. И он, и она по натуре были лидерами, уступать не любили. И эти взаимоотношения переходили на сцену. Васильчиков обожал импровизировать, а Лика еще не умела. Неожиданно он мог выдать незапланированную репризу или вставить гэг – зал взрывался, сам актер самодовольно искрился, а девушка терялась и выглядела страшно глупо. На все ее причитания, Дмитрий Федорович резонно замечал: «Хочешь со мной работать – учись. Ты должна быть всегда мобилизована, чтобы как от зубов отскакивало. А иначе ты не живешь на сцене…»

И она научилась. И теперь уже ставила в тупик его. «Ты думай, кого подставляешь!» – возмущался любимец публики. Как отвечать на подобное, он сам не знал – не привык. Отыгрывал мимикой, и делал это потрясающе, срывая аплодисменты. Но злился чудовищно, закатывал скандалы.

Семья распадалась на глазах.

В 1928 году в Харькове появился первый государственный театр музкомедии. Указом всеукраинского старосты Григория Петровского, новый коллектив возглавил Дмитрий Васильчиков. Лика с ним не поехала. Поняла, что в театре у мужа надо стать рабой и забыть об амбициях. Кроме того, работать предстояло исключительно на украинском языке, который она не понимала и не признавала.

Но это решение стоило ей немало горя. Дмитрий Федорович категорически отказался отдавать дочь и оборвал всякие контакты со своей бывшей женой. Страшно переживал, что не ОН бросил, а ЕГО бросили. А потом его родня постаралась сделать все, чтобы Лида долгие годы ничего не знала о своей матери, и пресекала любые попытки Гликерии Васильевны связаться с дочерью.

В Ленинграде Богданова работала на эстраде, в мюзик-холле, выступала с молодым Райкиным, с джазом Утесова, много хохмила. «Леня каждый раз при встрече говорил мне: «Лика, ты моя юность! Без тебя бы у меня не было ни голоса, ни шарма. Глядя на тебя, у меня создавалось настроение, я так ржал! Весь смех в моих песнях – это ты. Вот пою «Пароход», а вижу тебя, и мне смешно. Все мои улыбки – от тебя». Интересуюсь, и что ж во мне было смешного? «Ну, во-первых, это…» И указывал на нос. Это было что-то страшное! Я краснела, зеленела! Каждый указывал мне на этот нос!..»

А перед самой войной актриса прошла конкурс в Театр музкомедии. Казалось, теперь ее мечта осуществилась, но… С первыми бомбардировками работников театра поставили на воинский учет, и все штатные артисты оказались лишними ртами. В этой ситуации Гликерии Васильевне сразу дали «от ворот поворот».

К тому времени она уже была Богдановой-Чесноковой. Ее вторым мужем стал замечательный комедийный актер Семен Чесноков. «С ним понимание у меня возникло сразу! Я крупная, а он такой субтильный. На этом контрасте можно было играть любые роли - так смешно! А потом я к нему и душой привязалась. Он ведь на меня как на женщину обратил внимание».

С Чесноковым Гликерию Васильевну познакомила Рина Зеленая. Они вместе работали в Вольном театре, в мюзик-холле, а потом стали партнерами и на эстраде. «Чесноковы были людьми богатыми. Сеня бескорыстно подарил мне все – массивный, тяжелый браслет с аметистами, кораллы в серебре, колье с изумрудами. Вы будете дарить все это нелюбимому человеку? Вам же приятно, когда вам отдают все».

У него и у нее были обручальные кольца с тремя бриллиантами. Это плохая примета, к слезам. Так и получилось.

Она недолюбила. И была недолюбима. Помешала война.

***

В 1940 году Гликерия Васильевна вновь родила, и вновь – дочку, Олю. В первые же дни войны оба супруга поступили в ансамбль оперетты под руководством Валерии Бронской. И с первых же дней Богданова-Чеснокова начала свои бесчисленные выступления для защитников города. Сколько их было – две тысячи? Три тысячи? Точно сказать она не могла.

Гликерия Богданова-Чеснокова дала концерты на всех фронтах - в Ораниенбауме, Кронштадте, на палубах кораблей, в военных частях на Ладоге, в окопах, в землянках, на ленинградских заводах. Артистов кормили в госпиталях, в частях, но она не ела, а складывала пищу в судок и бежала домой, к маме и дочке. Сама же порой питалась канцелярским клеем. В блокаду Гликерия Васильевна испортила себе весь организм, но близких все равно не спасла…

Каждое утро актриса уходила из дома на сборный пункт, и каждый вечер мама выходила к подъезду, садилась на стул и смотрела в проулок. По силуэту узнавала, когда возвращалась Гликерия. А дома уже был накрыт стол – сервирован пустыми тарелками, чашками, стоял чайник с кипятком, лежали сухарики – чтобы все было, как в мирное время, чтобы не утратились традиции, чтобы воля не сгибалась.

Но однажды артисты не могли выбраться из Ораниенбаума целую неделю. И именно в те дни умерла от голода Оленька. И в тот же день в дом попала бомба, в блок, где была кухня. Мама находилась именно там. Стены остались, даже окна не все были выбиты, и стул у подъезда стоял, как прежде. А внутри - ничего. «И сразу у меня никого. И все равно надо было встать и идти работать. Я себе приказывала: встать и идти работать!»

А вскоре умер Сеня. Сразу после Победы. У Гликерии Васильевны осталась только работа. И тут в ее жизни вновь появился Ленинградский театр музкомедии. Теперь уже навсегда.

***

Она сразу же стала играть много и с большим успехом, блистая в опереттах Легара, Кальмана, Штрауса, Дунаевского, Милютина. Город, переживший блокаду, истосковался по спектаклям, а уж по таким светлым и озорным, как оперетта, - тем более.

Год от года она становилась настоящей примой труппы, при том что главных ролей не играла никогда. На афишах стали появляться надписи «С участием Г.Богдановой-Чесноковой», а ленинградцы интересовались в кассах, участвует ли в спектакле их любимая актриса.

А когда на экраны вышел фильм «Мистер Икс», Гликерия Васильевна стала настоящей звездой. На одноименный спектакль в «Музкомедию» попасть было невозможно. Записывались в очереди, ночевали на улице.

Казалось, для нее не было ничего невозможного. Могла рассмешить одним взглядом, одним жестом. В каждый спектакль она старалась вставить танцевальный номер, обязательно исполнить канкан. Гликерия Васильевна успела поработать даже в цирке. Три сезона она выступала в дуэте с клоуном Борисом Вяткиным: кувыркалась, ходила колесом, делала заднее сальто. Зрители хохотали до слез, но мало кто задумывался – как это удается немолодой, драматической актрисе, не имеющей никакой специальной подготовки! Да она и сама не смогла бы этого объяснить. Ее вел кураж, и она работала.

И совершенно неудивительным был приход актрисы в кино. Правда, на экране ей почти не удалось спеть. Кроме «Мистера Икса», в музыкальных фильмах Богданова-Чеснокова не снималась. Лишь в «Трембите» пела за Ольгу Аросеву.

Наиболее яркие кинороли Гликерии Васильевны были повторением сыгранного в театре. С темпераментной Каролины слегка скопирована Мария Михайловна в «Укротительнице тигров», которая мечтает сосватать свою бездарную доченьку за знаменитого мотогонщика. Подобный образ был создан и в «Летучей мыши», где жена прокурора учить дочь «стрелять глазами». Перешла на экран и галерея стареющих примадонн: Рыкалова в «Крепостной актрисе», Придворная дама в «Каине XVIII» и Актриса в «Зайчике». К этой же когорте можно причислить и Елену Станиславовну в гайдаевской экранизации «Двенадцати стульев», которая, мечтательно покручивая у виска мокрым носком, затягивает: «Отцвели уж давно хризантемы в саду».

***

Тем временем здоровье стремительно ухудшалось. У Вас не желудок, а завод по переработке камней, - говорили врачи. – Если бы Вы поменьше двигались, было бы намного лучше. И уж тем более Вам противопоказаны любые танцы!

«А что я буду делать на сцене? Люди пришли смотреть на Богданову-Чеснокову, а я выйду, посижу, пошучу и уйду?»

В 1970 году она упала на сцене, и ее увезли на «Скорой» прямо на операционный стол. Великий хирург Алехин совершил чудо. Он удалил остатки желудка, заменив его на искусственный. Эта операция стала вторым рождением для Гликерии Васильевны.

Когда она выписывалась из больницы, то попросила всех соседей по палате подойти к окну. А на улице, на глазах у всех, сделала шикарный батман. И это было для нее – для актрисы, и для них – безнадежно больных, символом жизни. В последние годы Богданова-Чеснокова приходила на спектакль за два часа до начала, гримировалась, одевалась и ложилась на диван. Постепенно гримерка заполнялась, актрисы искоса бросали на Гликерию Васильевну испуганные взгляды и шептали: «Никакая!» После третьего звонка по радиосвязи объявляли пятиминутную готовность, и Богданова-Чеснокова «воскресала». Откуда бралась эта уверенность в себе? Куда девалась слабость и отступала болезнь? Актриса шла на сцену. Чтобы заменить ее или отменить спектакль, не было и речи. Только служение Богу и профессии.

***

Внук Юрий появился в ее жизни в середине 60-х. Он воспитывался в семье Васильчиковых и долго не подозревал, кто его настоящая бабушка. Узнал случайно. И написал письмо от имени поклонника. В конверт вложил фотографию, на которой он сидел на коленях у деда. Подпись гласила: народный артист СССР Д.Ф.Васильчиков с внуком Юрой Правиковым. А потом он оставил семью и предстал пред очами Гликерии Васильевны.

«Как? Митин внук?!»

В Юрии для нее сошлось все: и Митя, и Сеня, и рано утраченная любовь, и так и не создавшаяся семья. Они разговаривали часами, гуляли по городу, ходили в гости. Слухов о молодом любовнике Богдановой-Чесноковой моментально распространились по всему городу. А Гликерия Васильевна и не опровергала их: пусть болтают, что угодно. Она никому ничего не скажет. Теперь у нее есть человек, которому она открыла все свои тайны и рассказала всю свою жизнь…

«Три бриллианта на моем обручальном кольце – это три слезы. Три моих духовных мужа: Митя, Сеня… и ты»… Духовное супружество было высшим критерием отношений для нее.

Сегодня Юрий Борисович бережно хранит память о своей великой бабушке, редко кого допуская до семейных реликвий. Не разбрасывает родовые тайны всевозможным бульварным изданиям. Хотя… кто сейчас интересуется наследием Гликерии Богдановой-Чесноковой? Кому известны имена Григория Ярона, Владимира Володина, Анатолия Королькевича, Елены Савицкой – выдающихся, неповторимых комиков оперетты? В Санкт-Петербурге нет не только общего театрального музея, но даже отдельного музея при Театре музыкальной комедии. В память о Богдановой-Чесноковой остался лишь единственный портрет в холле.

Есть еще пластинка, давно ставшая раритетом. Есть несколько записей в фондах радио, доступных одной-двум радиостанциям. И нет ни одной книги, посвященной творчеству удивительной актрисы. Образ ее – сценический и жизненный – остался лишь в воспоминаниях современников.

Хвала кинематографистам, запечатлевшим Богданову-Чеснокову на пленке! Пусть немного, пусть не по таланту, но сохранившим частичку того, что сделала актриса в искусстве. Эти фильмы популярны, они будут смотреться еще много лет. А значит, Гликерия Васильевна насмешит еще не одно поколение поклонников хорошей комедии.

Сергей КАПКОВ

www.actors.km.ru 2002 г.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка


Пора выбирать — Алексей Навальный

8BE508A2-8376-44DC-A4EC-E84056BEDDB8 w1597 n r0 s